Каждый второй житель Российской Федерации имеет различные проблемы со зрением, а более полумиллиона человек ежегодно становятся инвалидами. Наше государство постоянно увеличивает объем бесплатной медицинской помощи пациентам с глазными болезнями, но, учитывая глобальный масштаб проблемы, ее не всегда достаточно. Это служит причиной бурного развития коммерческих специализированных глазных клиник. В тех регионах, где государство активно сотрудничает с частниками, медицинская помощь становится доступнее для пациентов, а лечение — эффективнее.

Угроза века технологий

По данным Всемирной организации здравоохранения, в мире 45 млн слепых и 135 млн людей, имеющих серьезные нарушения зрения. При этом в 80% случаях слепоты можно было бы избежать. В России тяжелая глазная патология примерно у 15 млн населения. Каждый второй россиянин имеет проблемы со зрением, и более полумиллиона человек каждый год выходит
на инвалидность. Юг России находится в этом неутешительном тренде. Согласно мониторингу специалистов, уровень глазных заболеваний растет. В большей части регионов РФ показатели превышают среднеевропейскую статистику в 1,5-2 раза.

«Это неизбежная плата за высокие технологии XXI века, — говорит Инна Малютина, врач-офтальмохирург высшей категории, к. м. н., главный врач, гендиректор офтальмологической клиники «Эксимер» г. Ростова-на-Дону. — Среди младших школьников и подростков глазное заболевание номер один — близорукость. Сейчас от 7 до 10% детей приходят в школу уже в очках, а среди выпускников российских вузов близорукость у 50%. Среди глазных заболеваний у людей молодого и среднего возраста на первом месте близорукость, также растет число людей с заболеваниями сетчатки. После 45 лет почти у каждого развивается возрастная дальнозоркость, или пресбиопия, когда человеку требуются очки для чтения». 60% россиян старше 50 лет сталкиваются с серьезными проблемами со зрением. Наиболее распространенное возрастное глазное заболевание — катаракта — помутнение хрусталика глаза, требующее оперативного лечения. На втором месте среди опасных заболеваний — глаукома (повышенное глазное давление). У людей после 80 лет может развиться возрастная макулодистрофия (заболевание макулы — центральной зоны сетчатки, отвечающей за центральное зрение), приводящая к полной потере зрения.

«Очень большую группу пациентов офтальмологических клиник стали занимать больные сахарным диабетом, которых год от года все больше, — дополняет Сергей Акулов, заведующий отделением офтальмологии Ростовской областной клинической больницы, врач высшей категории, главный внештатный офтальмолог Ростовской области. — К нам поступают люди, страдающие от диабета уже много лет, но даже не подозревающие о своем диагнозе. Второе место по распространенности у комплекса заболеваний, связанных с повышением внутриглазного давления, — глаукомы. Однако если недуг вовремя определить и лечить, тяжелых последствий можно избежать. Затем идет катаракта, воспалительные заболевания глаз и отслойка сетчатки, раньше они вели к слепоте, а сейчас врачи с ними успешно борются».

Частные услуги — на подъеме
Одной из причин, способствующих увеличению количества пациентов офтальмологических клиник, называют активную позицию врачей, прикладывающих значительные усилия по выявляемости глазных недугов. Пальма первенства здесь у государственных клиник, работающих по различным федеральным и региональным программам и в рамках обязательной диспансеризации населения. Однако увеличивается и доля частной медицины, вносящей весомый вклад в задачи оздоровления граждан, поставленные государством. Приток пациентов в частные клиники растет. «Что касается пациентов, выбирающих медицинские услуги по полису ОМС, то о борьбе за них вряд ли приходится говорить, — рассуждает Инна Малютина. — В платном секторе (частные клиники и хозрасчет в государственных медицинских учреждениях) ситуация совершенно другая: здесь идет напряженная борьба за пациента в условиях жесткой конкуренции. Если человек выбирает платные услуги, то он вправе рассчитывать на их высочайший уровень. И клиника должна предложить пациенту лучшее: не только качество услуг, но и индивидуальный подход, внимание к его проблеме со зрением, ведь он обращается за ее решением».

Вместе с обеспечением комфорта и грамотной организацией процесса приема пациентов, предполагающей отсутствие очередей, частные клиники стремятся приобрести современное оборудование и новейшие технологии, зачастую даже более совершенные, чем в государственных клиниках. Например, в области лазерной коррекции зрения полностью бесконтактная методика «Фемто-ЛАСИК» впервые в Ростове-на-Дону появилась в частной клинике «Эксимер». И такая оснащенность негосударственного сектора в сочетании с удобством пребывания привлекает в частные клиники большое число пациентов.

«Как бы ни складывалась конкуренция между частными и государственными клиниками, право выбора места лечения всегда остается за пациентом. Кому-то важна цена, а кому-то сервис, — подтверждает Виктория Дубинкина, врач высшей категории, медицинский директор клиники «Три-З» г. Краснодара. — Учитывая большие проблемы со зрением у жителей больших городов, профессиональные услуги офтальмологов весьма востребованы. Трудно назвать точные цифры, но доля частных услуг в этой сфере растет, и не только в столицах, краевых и областных центрах, но и в не столь крупных населенных пунктах. Помимо Краснодара, частные клиники есть в Сочи, Майкопе, Новороссийске, Армавире. Лицензии на их работу активно выдаются. К тому же, например, доктора нашей клиники постоянно повышают собственную квалификацию, регулярно выезжая за рубеж — в Германию, Испанию, Великобританию для обучения новым технологиям операций».

«Конкуренция существует, и это большой стимул для развития как частных, так и государственных клиник, — дополняет Надежда Чурилина, к. м. н., директор офтальмологического центра «Окулист А» г. Астрахани. — Хотя в нашем регионе доля частных медицинских услуг приблизительно 30%, новые технологии стремительно внедряются, происходит модернизация медицинских учреждений, что ведет к повышению качества обслуживания пациентов. То есть в выигрыше оказываются все участники процесса. На мой взгляд, соотношение государственных и частных услуг для нормального функционирования офтальмологического направления должно быть где-то 60 на 40%».

Конкуренция во имя общей цели
«Соотношение государственных и частных клиник по большому счету не имеет никакого значения, — уверен Андрей Балашов, заместитель директора офтальмологической клиники «Интер-ЮНА» г. Ростова-на-Дону. — Эту пропорцию должен определять рынок. Есть потребность в той или иной качественной услуге, в оптимальные сроки следует создавать условия для ее удовлетворения. Не соглашусь и с мнением, что частные клиники в офтальмологии теснят государственные. Для этого нужно определенное равенство условий и возможностей. У государственной клиники возможностей больше: бесплатное помещение, повышение квалификации персонала на бюджетные деньги, необходимое оборудование, пусть непросто, но полученное от государства, в то время как частная клиника финансирует себя из собственных средств. Хорошая клиника — это дорого. Современный офтальмологический лазер, к примеру, стоит десятки тысяч, а очень хороший — больше сотни тысяч евро, микроскоп — более 100 тыс. евро. Это вложение средств не только в оборудование, но и в специализированное помещение, в подготовку профессиональных кадров — одну из главных проблем отрасли».

Сейчас наметилась тенденция к расширению спектра дополнительных платных услуг в условиях государственной медицины, а также перевод части услуг, необходимых населению, хотя бы по той же системе ОМС в частные клиники, что имеет под собой объективные причины. Учитывая прогрессирующие темпы инвалидизации людей по зрению, борьба с этим явлением влечет большую нагрузку на бюджет всех уровней, поэтому в данной ситуации государство идет на повышение доступности медицинских услуг в этой сфере.

«В Ростове-на-Дону сложилась в целом уникальная ситуация, — продолжает Андрей Балашов. — Здесь несколько ведущих частных глазных клиник — лидеров рынка. В этой ситуации мы просто имеем картину с более высоким уровнем доступности качественных офтальмологических услуг в отличие от других городов Юга России. Однако учитывая объем проблем с глазными заболеваниями, которые существуют, работы хватает всем. Сегодня столица ЮФО занимает одно из самых последних мест в стране по распространенности слепоты от диабета. Мы начали эту работу десятилетия назад. Ведь наша частная глазная клиника — первая не только в ЮФО, но и в России. Борьба за пациента в связи с большим количеством хороших медучреждений создала исключительно низкие для страны цены по некоторым видам хирургии, в том числе хирургии катаракты. Это и хорошо, и не очень, но выигрывает пациент, а это главное. Наша клиника является признанным лидером в области лазерной хирургии, лечении патологии глазного дна, сетчатки, словом, ретинологии. Мы занимаемся проблематикой предотвращения необратимой слепоты. Ведем активную научную деятельность, организовываем одну из авторитетных офтальмологических конференций в России — «Макула». Так что в борьбе с тяжелыми последствиями диабета, думается, есть общая заслуга как государственной, так и частной медицины».

Игра на одном поле
В Ростове-на-Дону три государственных глазных стационара: в БСМП № 2, больнице № 7 и офтальмологическое отделение областной клинической больницы, а также шесть полноценных частных офтальмологических клиник. «На заре стремительного развития частных клиник госучреждения не могли предложить пациентам лечение с помощью передового оборудования, но теперь наши шансы практически сравнялись, — говорит Сергей Акулов. — Государственная и частная медицина сейчас играют на одном поле, и между ними имеет место здоровая конкуренция. Офтальмологическое отделение Ростовской областной клинической больницы, которое я возглавляю, очень быстро стало развивать новые технологии и внедрять современное оборудование. Пациент может рассчитывать на получение полного комплекса услуг. С тем, что резервы госструктуры выше возможностей частного медучреждения, не поспоришь. Мы на 90% работаем по системе ОМС, куда в том числе входит высокотехнологичная медпомощь. ВМП начиналась с выделения 150 квот, сейчас их — 1000. Потребность в них выше, но бюджет ограничен, а спрос на офтальмологические услуги велик, поэтому закономерным выходом стало привлечение к решению задач здравоохранения ресурсов и технологической базы уже сложивших частных клиник, что способствует дальнейшему укреплению положительного имиджа частной медицины».

Необходимо помнить, что в рамках системы ОМС пациентам можно рассчитывать лишь на определенный набор бесплатных услуг, который в госучреждении шире. А для негосударственной клиники существуют предельные объемы по установленному тарифу, которые оно может себе позволить. Говорить о том, что они могут быть достаточно большими за тот госзаказ, который получен, очень сложно. Это ограниченная сумма оплаты, а внутри ее учреждение работает, как может, при этом обязуясь оказать пациенту качественную услугу. Данная система имеет свои преимущества для незащищенных групп населения. Для большинства граждан, желающих получить доступные и качественные медицинские услуги, по мнению экспертов, получит свое дальнейшее развитие модель их софи-нансирования при должном внимании к ней государства. Например, если частные клиники попадут в систему государственного страхового финансирования и со своей стороны проявят заинтересованность инвестировать в государственное здравоохранение.

Если исходить из постулата, что медицинская услуга — это благо, то бесплатного блага не бывает. В конечном счете клинике должно быть все равно, как и кто оплачивает ее услугу, а пациенту — в какое медучреждение он обратился, государственное или частное, главное — это качество, полнота и обоснованность оказанной ему помощи. Последние три фактора, по мнению экспертов, требуют отдельного серьезного разговора. ОМС — это прежде всего финансирование определенных статей, а не оплата медицинской услуги в счет средств обязательного медицинского страхования. Разница между пациентом в системе ОМС и пациентом, получающим платную услугу, заключается в возможности использования полученных денег, и в этом смысле и у частной, и у государственной клиники связаны руки. Это имеет плюсы, но не позволяет развиваться частной медицине, поэтому она вынуждена ограничивать возможности приема в системе ОМС, к тому же средства эти строго регламентированы. Сегодня частная медицина может развиваться только в грамотном балансе между количеством пациентов, которые самостоятельно оплачивают медицинскую услугу, и пациентами, финансируемыми в счет средств ОМС. В связи с этим назрел злободневный в нынешней ситуации вопрос: как сделать так, чтобы клиникам было все равно, кто и как платит за лечение? Уровень клиники должен определяться отсутствием разницы для пациента, пришел ли он со страховым полисом или заплатил деньги в кассу; квалификацией персонала, работающего в ней; авторитетом среди коллег профессионального сообщества — факторов немало, и среди них ключевым является удовлетворенность клиента оказываемыми услугами.