Одна из резонансных дискуссий, состоявшихся в рамках Российского инвестиционного форума «Сочи-2017», — «Повышение эффективности управления здравоохранением — гарантия высокого качества медицинской помощи и здоровья населения». Как рассказала глава федерального минздрава Вероника Скворцова, приоритетный нацпроект и программа модернизации стали локомотивом развития медицины, благоприятно сказавшись и на эффективности работы врачей, и на уровне жизни граждан. Сейчас перед отраслью стоят новые, более амбициозные задачи.

Вероника Скворцова.jpg

Настоящий прорыв
— Для 2005-2006 годов приоритетный национальный проект «Здоровье» оказался настоящим прорывом: после долгого перерыва в России было обращено внимание на необходимость заботиться о системе здравоохранения. Поначалу проекты являлись достаточно простыми: выделялись дополнительные деньги для платежей врачам, медсестрам и фельдшерам, закупались машины скорой помощи, реализовывался ряд других мероприятий. Чем дальше мы двигались, тем более системными становились направления развития отрасли. Несмотря на то, что в России 85 самостоятельных субъектов, разрабатывались единые механизмы и единые требования, позволяющие выстраивать единую систему здравоохранения на всей территории РФ. Этим мы занимались в последние годы и очень многое сделали.
Прежде всего, единое требование к доступности медицинской помощи. Для того чтобы это стало возможным, в 2008 году мы начали формирование трехуровневой системы здравоохранения, впервые в стране создав второй уровень экстренной специализированной, при этом высококвалифицированной помощи больным, находящимся в состоянии, угрожающем их здоровью.
В настоящее время такая система сформирована в большинстве регионов, за исключением нескольких, с которыми мы продолжаем работать. Надеемся, что в течение одного-полутора лет завершим работу и в них.

Полностью воссоздано предельное ожидание тех или иных видов медпомощи, чего не было многие годы. Это позволило нам пересмотреть требования к медицинской инфраструктуре на всей территории России, которая не обновлялась с начала 70-х. На основе данных требований — и временных, и пространственных — мы создали интерактивную геоинформационную систему, причем Минздрав РФ сделал это вторым после Минобороны, но первым среди светских социальных ведомств.
Соответствующую работу мы провели до марта 2016 года. Она дала возможность регионам увидеть несовершенства в имеющейся нормативной документации. Каждый регион составил свою «дорожную карту» устранения несовершенств, которую подписали Минздрав РФ, губернатор и министр здравоохранения субъекта.
Для нас это принципиально важно с учетом того, что в России достаточно большое число населенных пунктов, в которых проживает менее 30 и даже менее 10 человек. Совершенно ясно, что для них нужно создавать особые условия доступа к медицинской помощи. Второе важнейшее направление — единый критерий качества медпомощи. Никогда в Советском Союзе и России не существовало национальных клинических рекомендаций. Предпринимались отдельные сегментированные попытки. Прежде всего они касались тех или иных академических школ, именно поэтому на территории страны одновременно присутствовали противоположные взгляды на ведение больных с одним и тем же заболеванием. 

Мы начали работу в конце 2012 года. Создали пул национальных клинических рекомендаций (их более 1200), которые приняты нашим экспертным сообществом на всероссийских конгрессах по медицинским профилям. Важно, что рекомендации составлены по одному макету, по одной модели. Они в обязательном порядке включают критерии качества оказания медицинской помощи, утверждаемые приказом министра здравоохранения и регистрируемые в министерстве юстиции.
Это компонент, ложащийся фактически трафаретом в матрицу проверок качества медпомощи. Причем речь идет только о тех критериях, которые с высокой достоверностью влияют на исход заболевания. Поэтому их не так много — от 10 до 17 для каждого заболевания. Сегодня мы работаем над тем, чтобы погрузить данные критерии в единую электронную медицинскую карту и иметь таким образом возможность оценивать каждый случай оказания помощи. Сейчас уже 60% врачей в стране подключены к этой системе, наша задача — довести цифру до 100%.
И третье приоритетное направление — кадровая политика. Мы внедрили новый механизм допуска к профессиональной деятельности: пока — врачей, на следующем этапе — всего медперсонала. В прошлом году провели аккредитацию 7 тыс. выпускников медицинских вузов по двум специальностям — фармация и стоматология. В нынешнем году пройдет аккредитация уже 37 тыс. выпускников по всем специальностям.

Процесс аккредитации — не искусственный. С одной стороны, он воспроизводит международный трехэтапный экзамен доступа к профессиональной деятельности. Мы тесно контактируем в этом вопросе с зарубежными коллегами, они высоко оценивают наши усилия. Когда полностью перейдем на новую систему, речь будет идти о взаимном признании дипломов в России и за рубежом. Главное — довести начатое до логического завершения, распространить быстро и правильно. Второй момент — непрерывное профессиональное медицинское образование. Мы создали электронную систему, в которой каждый врач зарегистрирован фактически со своим номером. Система федерального регистра медиков связана с системой прозрачного повышения квалификации и параллельно — с системой аккредитации.
Такая трехмерная конструкция, как мы надеемся, позволит существенно повысить планку качества подготовки специалистов. Это серьезная задача, и она должна быть решена очень деликатно: в отрасли работают люди, которыми мы дорожим, и хотим, чтобы процесс оказался для них максимально безболезненным.

Вероника Скворцова.jpg

Продолжение следует
— Приоритетный национальный проект «Здоровье» трансформировался в программу модернизации, которая реализовывалась с 2011-го по 2013 год. Сейчас логическим ее продолжением является строительство перинатальных центров. Это тоже модернизационный компонент.

В 2016 году встал вопрос о разработке новых национальных проектов. Они принципиально отличаются от существовавших 10-11 лет назад. Прежде всего, всеобщая информатизация. Не в смысле внедрения компьютерной техники, как было поначалу, а в смысле широкого внедрения цифровых технологий — цифровизации всего, что происходит в медицине. Мы работаем над созданием единой государственной цифровой системы в сфере здравоохранения. Сейчас правительство вносит в Госдуму закон об обязательности этой системы для того, чтобы каждый регион имел в ней свой сегмент.
Данная система позволит вводить и электронный документооборот, и дистанционные возможности (например, телемедицину), и много других полезных опций. Кроме того, система существенно повысит эффективность управления отраслью, поскольку в нее будут зашиты электронные медицинские карты, клинические рекомендации с критериями качества, механизмы лекарственного обеспечения населения и масса других подсистем. 

Второй проект — комплексная целевая программа «Материнство и детство». Мы не сводим ее к достраиванию перинатальных центров. Это было бы смешно: само по себе новое здание качества не добавляет, поэтому параллельно со строительством перинатальных центров идет активная подготовка кадров для них. Полностью меняется логистика оказания помощи матерям и детям, маршрутизация беременных женщин с учетом того, что последние два года мы интенсивно внедряли пренатальную диагностику: женщины с любыми врожденными патологиями заранее госпитализируются в перинатальные центры и оттуда — в специализированные высокотехнологичные центры. Мы более чем в три раза нарастили объем пренатальных и неонатальных операций. В совокупности принятые меры должны позволить очень быстро и уверенно снижать показатели материнской и младенческой смертности, улучшать показатели здоровья новорожденных детей и детей в младенческом возрасте. 

Третий проект ориентирован на труднодоступные территории страны (таковых три-четыре), где не только низкая плотность населения, но и очень тяжелые климатогеографические условия. Мы не любим, когда данный проект называют развитием санавиации, хотя это одно из направлений.
Фактически речь идет о субсидировании труднодоступным регионам авиационно-технических услуг. Но параллельный компонент — развитие вертолетной авиации. Минпромторг совместно с Минздравом РФ запускает проект поставки туда Ми-8. Также предусмотрена нормализация работы скорой помощи через единую электронную диспетчерскую службу. Список мероприятий можно продолжать.

И четвертый проект — маркировка лекарственных препаратов. Самый оптимальный вариант — QR-код. Он дешевый и не скажется на цене, при этом позволит идентифицировать любое лекарство на всей траектории его движения — от производителя до покупателя. Эта система уже запущена. В нынешнем году она будет реализована для самых дорогостоящих препаратов, а в следующем — для всех жизненно важных препаратов. В торговом ассортименте — более 27 тыс. позиций, а значит, предстоит огромная работа. Ее выполняет Росздравнадзор совместно с Федеральной налоговой службой.