В прошлом году общие затраты на медисследования во всем мире составили 270 млрд долларов. Официальные власти, а вслед за ними и частные компании осознают перспективность высокотехнологичного здравоохранения, поэтому инвестируют в него. Меняется сама система управления отраслью. На первый план выходит персонализированная медицина, стимулирующая граждан заботиться о собственном здоровье. Таков основной смысл панельной дискуссии, состоявшейся на площадке Петербургского международного экономического форума-2016.

Ольга Голодец, заместитель председателя Правительства РФ: 
— Здравоохранение развивается стремительно, есть серьезные достижения в высокотехнологичной медицине: поставить диагноз, лечить целый ряд болезней стало несравнимо легче, чем 30-50 лет назад. Вместе с тем внедрение новых технологий диктует отрасли совсем другие правила, требуется изменение самой системы управления здравоохранением. Есть очень понятные показатели, по которым мы измеряем успешность нашей практики: это смертность населения и ожидаемая продолжительность жизни. К большому удовлетворению, мы наладили контроль за ними. Однако имеется серьезное отставание в лечении болезней органов дыхания. Правда, массированный акцент на профилактику и лечение этих болезней в нынешнем году впервые дал результат: мы не допустили роста смертности в зимние месяцы, в период эпидемий. Сегодня нужен очень четкий подход к здоровью каждого человека и к здоровью отдельных территорий. Например, у нас введен не только национальный календарь прививок, но и региональные календари.

Нельзя не учитывать, что население Псковской области по своей возрастной структуре, по своим предрасположенностям существенно отличается от населения Дагестана, где превалирует детское население и где требуется вообще другая система управления здравоохранением. Отдельная тема — изменение отношения граждан к собственному здоровью, воспитание у них соответствующей культуры. К сожалению, мы часто теряем людей из-за того, что они не включены в борьбу за свое здоровье. В российских школах есть курс ОБЖ, а курса основ медицинских знаний нет. А он сегодня нужен как никогда.

современная медицина.jpg

Александр Разумов, академик Российской академии наук: 
— Я согласен с тезисом о необходимости смены системы управления здравоохранением. Настало новое время: у нас есть и интеллектуальный продукт, и технологический уровень, которые позволяют сделать шаг вперед и говорить уже не о болезне-центрическом подходе к здравоохранению, а о здоровьецентрическом. Это даст возможность поменять философию, подготовку врачей и предложить бизнес-сообществу инвестировать в здоровье. Главная задача — всеми достижениями XX и XXI веков создать барьер, который уменьшит отток людей из популяции здоровых в популяцию больных. На самом деле это вопрос экономический. По оценке Всемирной организации труда, скоро проблема будет не в энергоносителях, а в человеческих ресурсах. Поэтому вопрос охраны здоровья здоровых — один из ключевых. На первое место выходит персонализированная медицина, с помощью которой можно достичь высокого уровня преморбидной диагностики. Российская академия наук разработала проект создания многофункционального центра восстановительной медицины и реабилитации. Вместе с инвесторами мы должны параллельно разрабатывать технологии восстановительного лечения с целью коррекции функциональных состояний, возвращения людей, у которых еще нет болезни, в популяцию здоровых. Конечно, реабилитация должна быть адресной. Именно в нейрореабилитации удалось достичь больших успехов, но можно продвинуться еще дальше, если с помощью технологии удастся разработать прогнозные модели. Следует заниматься профилактикой инсульта, а не направлять весь ресурс на лечение.

Дмитрий Пушкарь, главный уролог Министерства здравоохранения России: 
— Я из семьи врачей. Мои родители и не думали, что наступит эра роботической хирургии с персонифицированным электронным врачом, врачом-предсказателем, который сможет определить, например, будет у мужчины рак предстательной железы или нет. Между тем совместно с профессором Шептуновым, фондом «Сколково» и китайскими инвесторами подписан меморандум о создании в России роботической программы. Уже представлен прообраз отечественного робота, проведена первая экспериментальная операция. Последние 15 лет новые медицинские технологии в нашей стране практически не появлялись, а сегодня появляются. Что для этого было нужно? Объединение врачей, инженеров и людей, знающих, как общаться с инвесторами. В Америке работает 4500 роботов, в Японии — 250, поэтому очевидно, что наша роботическая программа не должна ограничиваться одним центром. В следующем году следует выйти на использование российского робота уже непосредственно на пациентах. Мы можем диагностировать самые тяжелые недуги, однако самое лучшее, персонифицированное решение, например, для больного раком простаты — его удаление с полной гарантией сохранения функции. Руками такого не сделать, и медицина в этом расписалась.

современная медицина.jpg

Кирилл Каем, вице-президент, исполнительный директор кластера биомедицинских технологий фонда «Сколково»:
— Мы живем в фантастическое время: медицинские технологии развиваются очень быстро, а будут развиваться еще быстрее. Однако существует глобальный challenge: каким образом они станут оплачиваться? Сегодня мы часто слышим слово «персонализация». По сути, это означает, что, улучшая качество лечения, каждый из наших диагностикумов, каждое из наших лекарств нацеливается на более узкую популяцию, на меньшее количество пациентов, которым нужно специальное лекарство. При этом стоимость разработки и регуляторные барьеры остаются теми же самыми. Соответственно, человечество в целом встает перед проблемой: что же делать дальше? Мы можем продлевать жизнь населения, но обходится это ему все дороже и дороже. На текущий момент вопрос о персонализации не имеет готового ответа. Человечеству придется решать в том числе и этические проблемы, определяя, кому мы экономически способны помогать, а кому нет. Придется изменить социальный договор между обществом и конкретными его представителями, предложить инструменты материальной мотивации граждан, чтобы они следили за собственным здоровьем.

Елена Плясунова, генеральный директор Medtronic Russia:
— Мы очень рады, что российское правительство предпринимает шаги для создания юридической базы телемедицины. Надеемся, что соответствующий закон будет принят в ближайшее время и позволит нашим медикам легально осуществлять функции удаленного мониторинга. Эффективность лечения в данном случае значительно возрастет, так как наблюдаться пациент будет в разных плоскостях: при непосредственном контакте с врачом, на расстоянии, а также следить за своим здоровьем самостоятельно. Такие процедуры, несомненно, снижают финансовую нагрузку на систему здравоохранения. Малоинвазивность — еще один серьезный фактор. Имплантация сердечных клапанов через артерии без необходимости вскрытия грудной клетки — реалия нашей медицины, и мы благодарны правительству, которое обеспечивает доступность таких революционных продуктов для российских пациентов.

современная медицина.jpg

Тьерри Годдель, директор по маркетингу GE Healthcare по Европе:
— GЕ — цифровая промышленная компания, которая уже 100 лет работает в сфере здравоохранения Индии. Полвека назад именно мы создали первую коммерческую маммографическую систему, а недавно представили аппарат УЗИ размером со смартфон. Это мотивирует и вдохновляет нас. Однако мы не гонимся за инновациями любой ценой, а тщательно отслеживаем тенденции в отрасли, чтобы убедиться, что наши новшества будут востребованы. В первую очередь нужно понимать контекст, в котором мы работаем, а также вызовы, с которыми сталкивается медицина во всем мире.
Сейчас увеличивается необходимость в усилении системы здравоохранения. С одной стороны, очень распространены неинфекционные заболевания (сердечно-сосудистые, рак, диабет), население Европы и Америки стареет, да и сами пациенты требуют, чтобы медицинские услуги оказывались лучше и чаще. А с другой стороны, бюджеты на решение этих проблем ограничены. Поэтому одним из трендов мы видим развитие ценностно-ориентированного здравоохранения — концепции, у которой появляется все больше сторонников. За основу берется соотношение значимых для пациента выгод (результатов) к той цене, которую он готов за эти выгоды (результаты) заплатить. Под выгодами понимаются процент выживаемости, а также время на выздоровление и восстановление.
Одна из наших последних инновационных разработок — ПЭТ-сканер. Благодаря этой технологии пациенту введут вполовину меньшую дозу индикатора, чем при исследовании на аппарате предыдущего поколения. Также вдвое сократится время исследования и значительно уменьшится стоимость этой процедуры для медучреждения.
Здравоохранение становится все более цифровым. Недавно мы представили GE Health Cloud — облачную экосистему, которая позволяет врачам не просто отслеживать путь лечения пациента, но и делать это, подключив мультидисциплинарную команду. Специалисты разных направлений могут сидеть в одной комнате или вообще где угодно, при этом у них есть защищенный доступ к делу пациента, и они способны сообща принять оптимальное для лечения решение.

Мартин Дьюхерст, лидер практики фармацевтических и медицинских продуктов McKinsey & Company:
— В фармацевтике количество новых, одобренных к выпуску лекарств в 90-е годы было намного больше, чем в последние пять-десять лет. А в сфере медицинского оборудования за последнее десятилетие вообще не произошло увеличения количества новых одобренных приборов. Основная причина в том, что разработать новое лекарство сегодня стоит в четыре раза дороже, чем 15 лет назад. Отрасль проходит сложный этап и должна в корне пересмотреть инвестиционные модели. Есть ли повод для оптимизма? Думаю, да: многие технологии еще «дозревают». Люди обычно переоценивают краткосрочное влияние изменений в технологиях и недооценивают долгосрочное. Многие термины, которые мы активно используем в последние годы, например «геном», пришли из относительно новых технологий и в ближайшие годы дадут свои плоды. Один факт: для определения последовательности генома в 2006 году нужно было потратить 14 млн долларов, а теперь достаточно написать электронное письмо компании 23andMe менее чем за 200 долларов.
Существует огромное количество инноваций и в России, и в Европе, и в США. Только в Америке за последние два года в сфере здравоохранения появилось 1800 стартапов. Однако истинный успех, я считаю, возможен лишь в сочетании науки, технологий, информации и аналитики. Сегодня мы способны создавать, обрабатывать и применять больше данных, чем когда-либо раньше. В нашем распоряжении все — от носимых технологий до искусственного интеллекта, и в совокупности они способны продвинуть нас на 10-15 лет вперед.