Медицинская реабилитация предполагает проведение комплекса мероприятий медицинского, психологического характера, направленных на восстановление функциональных резервов организма, улучшение качества жизни, сохранение работоспособности пациента и его интеграцию в общество. Подробнее об этом журналу «Здравоохранение Юга России» рассказала главный специалист министерства по медицинской реабилитации профессор Галина Иванова.

Досье
Основное направление научной деятельности Галины Ивановой — изучение возможностей восстановления утраченных или сниженных функций пациентов с заболеваниями и повреждениями центральной и периферической нервной системы, чему и посвящены научные и методические работы. Ею разработан системный комплексный подход к организации и проведению реабилитационных мероприятий в острый период церебрального инсульта, травматической болезни спинного мозга. В настоящее время одним из новых направлений изысканий профессора Ивановой является разработка технологий использования роботизированного оборудования и виртуальной реальности в процессе восстановления функций у больных с церебральным инсультом. Профессор Иванова является главным специалистом Министерства здравоохранения РФ по медицинской реабилитации, председателем диссертационного ученого совета по специальности, членом редколлегии четырех научно-практических журналов, рекомендованных ВАК для публикаций. Галина Иванова — автор более 210 публикаций, в том числе четырех патентов, двух монографий, глав в двух национальных руководствах. Под ее руководством защищено 11 кандидатских диссертаций.

— Галина Евгеньевна, реабилитация как комплекс мер по возвращению больного в социум известна, наверное, с того момента, как появилась медицина, но самостоятельным направлением она стала относительно недавно. Как это направление меняет подход к лечению?

— Прежде всего, реабилитация сегодня не рассматривается как этапное мероприятие после диагностики и лечения. Особенность новой идеологии реабилитации состоит в том, что это и есть лечение. Опыт лечебно-реабилитационного центра Министерства здравоохранения РФ уже сегодня нам говорит о том, что и проведение хирургического вмешательства, когда хирург знает, что за этим последуют реабилитационные мероприятия, проходит по другим критериям. Например, при проведении эндопротезирования тазобедренного сустава используется уже совершенно другая технология фиксации соответствующей конструкции протеза в бедренную кость. Такие варианты, которые позволяют пациенту в день операции встать. Тогда как раньше главным критерием было количество проведенных операций. Когда мы поменяли критерий, и хирургия изменилась. Медицинская реабилитация начинается не позднее 24-48 часов с момента развития острого состояния: заболевания, травмы — или после проведения операции в специализированном стационаре, как только врачи-реаниматологи стабилизируют состояние пациента. Сразу! Сами посудите, стоит ли выполнять высокотехнологичную операцию, если ее результаты пойдут насмарку из-за плохого выхаживания? Да, пациент жив, но что ему со своей жизнью теперь делать, когда он обуза и самому себе, и родственникам, и государству? Поэтому введение реабилитации имеет перед собой фактически одну цель — изменение качества жизни нашего пациента.

— Таким образом, сегодня уже сформулированы и внедряются в практику определенные стандарты реабилитации?

— Конечно! Стандартизация — одно из направлений модернизации здравоохранения — это унифицирование подходов к диагностике и лечению. Существует минимальный перечень медицинских услуг, ниже которого учреждениям здравоохранения опускаться нельзя. Перечень диагностических исследований, процедур, лекарств, дополнительных материалов — гипса, протезов, питания... Есть и сроки: провести лечение в стационаре в течение такого-то времени. Скажу больше: те учреждения, которые оказывают медицинскую помощь хоть в чем-то меньше стандарта, не будут получать на ее оказание деньги.

Предполагается три этапа реабилитации. Первый — в больнице, в специализированном отделении или в реабилитационном отделении. Когда пациент уже не нуждается в сложной медицинской помощи, он будет переведен в реабилитационный центр или в стационар одного дня при поликлинике. Это второй этап. А третий — санаторий или амбулаторно-поликлиническое учреждение.

— Можно ли говорить о том, что в процесс реабилитации вовлечены практически все специалисты в медучреждении?

— Количество специалистов, участвующих в реабилитации при отдельных видах заболеваний, доходит до четырнадцати. Это и кинезотерапевт, и массажист, и физиотерапевт, и психотерапевт, и рефлексотерапевт, и мануальный терапевт, но первое лицо — это лечащий доктор. Он является экспертом работы всей группы. Это новая модель мультидисциплинарной реабилитации.
Во главу угла ставятся интересы пациента. Если ему нужно сначала сделать ингаляцию, потом массаж, потом какую-то другую процедуру, то это будет сделано именно в таком порядке, а не тогда, когда у специалиста появится для этого время.

— Не слишком ли это дорогое удовольствие для нашего здравоохранения?

— На первый взгляд, это действительно выглядит именно так. Но когда такой подход позволяет пациенту вернуться к работе, хотя и с небольшими ограничениями, или полностью себя обслуживать, не отвлекать родственников, не получать пособие, то оказывается на практике, что он как минимум в 10 раз дешевле.
Реабилитационные центры могут развиваться на основе частно-государственного партнерства. Отдельным пунктом в программе развития здравоохранения обозначено сосредоточить особое внимание на возможности развития третьего этапа медицинской реабилитации в рамках ГЧП. Это наиболее эффективная модель. Привлечение инвестора именно к этому этапу будет выгодным для него. Ведь абсолютно бесплатным санаторное лечение не будет. Даже в странах, где пациенту законодательно гарантируют реабилитационную помощь, он платит за нее какой-то процент или фиксированную сумму.

Если говорить об эффективности с точки зрения возвращения пациента в социум, когда реабилитация происходит в соответствии со стандартами, и клинический, и экономический эффект лечения гораздо выше. Инвалидность мы начинаем профилактировать уже в реанимации. Потому что зачастую она развивается, пока мы чего-то ждем. В неврологии такую систему мы внедряем уже почти три года. И подвижки есть: в 2,5 раза снизилась инвалидность.

Жизнь без потери качества
Выездной цикл усовершенствования врачей провели для донских медиков столичные специалисты под руководством главного реабилитолога Минздрава России Галины Ивановой. Около двухсот докторов на базе Областного сосудистого центра Областной клинической больницы № 1 освоили клинико-образовательный комплекс STROKE, включающий мастер-классы по современным технологиям раннего восстановления больных с острым инсультом.
По данным Всемирной организации здравоохранения, Россия занимает одно из первых мест по статистике смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Освоение данной программы на базе ведущей донской клинической больницы позволит поднять уровень оказания медицинской помощи больным с сосудистыми заболеваниями. «Не сомневаюсь, что апрельская школа современной медицинской реабилитации, проведенная специалистами Научно-исследовательского института инсульта, внесет фундаментальный вклад в подготовку специалистов и создание материально-технического потенциала для реабилитации больных после перенесенных инсультов и инфарктов», — отмечает министр здравоохранения Ростовской области Татьяна Быковская. «Раньше пациенты переносили инсульт дома, и в больницы поступали только те, кто выжил. Создание сосудистых центров позволяет большинству пациентов госпитализироваться сразу, уже в первые часы они попадают в стационар и практически с первых дней начинается реабилитация. С пациентом работают неврологи, логопеды, врачи ЛФК, медицинские психологи — одним словом, целая команда специалистов, — объясняет директор Областного сосудистого центра Алексей Хрипун. — Как показывает положительный опыт других регионов, создание реабилитационной базы — дело не одного дня, даже не одного года, но главное — начать».