В современное общество уже давно пришло понимание того, что здоровье нации зависит не только от оснащенности медицинских учреждений и профессионализма врачей. Сегодня в заботу о сохранении хорошего самочувствия граждан постепенно включаются все государственные структуры. О том, насколько эффективно это происходит и какие проблемы мешают россиянам быть здоровыми, ИД «Медиа-Юг» рассказал председатель Комитета по охране здоровья Государственной думы РФ Сергей Калашников.

О моде на здоровье
— В течение многих лет здоровье человека и проблемы, связанные с ним, воспринимались как проблемы эффективности медицины. Считалось, что человек априори здоров, а если он заболевает, врачи его вылечивают. В середине XX века остановились на определенном наборе показателей, позволяющих судить, в каком состоянии находится здоровье населения. Например, качество жизни, уровень смертности. В последние годы наконец пришло понимание, что организм человека — это сложная, многофункциональная система, и патология отдельного органа неизбежно отражается на всем организме. Здесь подоспели и данные о том, что в самочувствии человека собственно медицинские факторы занимают 15-20%, все остальное — это питание, экология, стрессы.

Таким образом, перед нами встает проблема: если мы хотим, чтобы человек стал здоров, необходимо создать культуру здорового образа жизни. А для медицины — ввести показатели, которые характеризуют уровень заболеваемости той или иной болезнью. Бессмысленно ведь отчитываться количеством коек на 100 тыс. населения, потому что не койки наша цель. Наша цель, чтобы на этих койках никого не было. В этом отличие народосбережения от охраны здоровья. Охрана здоровья — это не только медицина, и значит, ею должны заниматься многие органы. Должны быть соответствующие структуры, медицинские учреждения, факторы здорового образа жизни. Я думаю, в последние 2-3 года сделано достаточного много в этом направлении. Принят, к примеру, известный закон о запрете курения. Это очень серьезный шаг к здоровому образу жизни населения, и он уже сейчас дает положительные результаты. Сегодня культура здорового образа жизни как одна из ценностных ориентаций все больше проникает в нашу жизнь. В телевизионных передачах и в Интернете сейчас огромное количество информации о диетологии и спорте, о проверке качества продуктов питания, питьевой воды и т.д.

Конечно, камнем преткновения здесь является бизнес, который играет по своим правилам. Несмотря на то, что он позиционирует свою деятельность как социально ответственную, на деле же вся социальная ответственность заканчивается там, где начинается прибыль. Однако должен отметить, что сегодня общество готово противостоять этому лоббизму. Вспомнить все тот же закон о запрете курения табака, который принимался буквально «с кровью». Но, заметьте, общество выстояло. И это знаки нашей новой жизни.

О питании
Несмотря на поддержку и со стороны СМИ, и общества в целом, в России все еще остается множество проблем, которые должны решаться сверху. У нас, например, нет даже приблизительного контроля за тем, что мы пьем и едим. Абсолютно во всех местностях, городах, мегаполисах и даже в деревнях то, что мы пьем, пить нельзя. И хотя Роспотребнадзор говорит о ГОСТах, достаточно посмотреть, по каким, например, трубам течет вода, что в нее попадает, чтобы не осталось сомнений, что воду из-под крана употреблять в пищу просто опасно. В вопросах продуктов питания ответственность лежит на законодателе и местных органах власти. Законодатель должен обеспечить нормальные стандарты питания и жесткую систему контроля. У нас в стране пять госструктур отвечают за качество еды: Россельхознадзор, Ветнадзор, Роспотребнадзор, Росздравнадзор, Антимонопольная служба. Но и тут у пяти нянек дитя без глаза! Я считаю, стоит пойти по принципу западных стран, где есть центральная служба, гарантирующая качество продуктов. В России нормы существуют, но кто их реализует? Предполагается, что любой товар, привезенный на сельхозрынок, должен пройти ряд обследований. Реализацией занимаются местные рынки, но зачастую это криминальные структуры, где за 5 копеек нам напишут, что дикобраз всю жизнь питался на Красной площади. Именно местные органы власти, вооруженные тем или иным законодательством, должны создать систему всеохватывающего контроля. Есть и другие проблемы, с которыми люди сталкиваются каждый день. К примеру, пытаясь прочитать на этикетке срок годности, а тем более состав, я порой жалею, что в руках нет лупы. Причем я два года борюсь за то, чтобы установили на маркировке продуктов питания шрифт 21-го кегля. И до сих пор не могу пробить чиновничий заслон. Ведь интересная история получается: для промтоваров такая норма принята, а для продуктов питания нет. И даже как председатель комитета, депутат, бывший министр не могу повлиять на ситуацию.

О законодательстве
Нам необходимо прийти к пониманию, что роль законодательной власти в сохранении здоровья нации самая главная. К примеру, мы сейчас приняли закон, который вступил в действие с 1 января, о том, что все фармацевтические предприятия должны работать по нормам GMP. Это общая хорошая практика, которая гарантирует качество производства. И безусловно, это шаг к улучшению отечественных лекарств.
Несоблюдение законов — проблема организации власти. Когда же и закона нет, никакая организация ничего сделать не может. Проблема в том, готов ли законодатель идти впереди, прокладывая дорогу к правильной жизни. У нас огромное законодательство по охране здоровья, но у меня сейчас складывается впечатление, что все надо начинать с нуля. Это большой парадокс. Я понимаю, что люди много лет работали, создавали законодательную базу, мы по ней живем. Однако если трезво посмотреть на ситуацию, то нужно менять 323-й закон «Об основах охраны здоровья граждан». Потому что в этом законе нет ответа на самый главный вопрос: какова национальная модель российского здравоохранения? Реализуем ли мы 41-ю статью Конституции о гарантиях медпомощи или нет? И если реализуем, то в каком объеме, при каких условиях, как это связано с экономическим состоянием? И второе: в этом законе не решена проблема индивидуальной ответственности врача. Парадокс заключается в том, что у нас за все отвечает медучреждение, а врач в любой ситуации ни при чем. У врача нет никаких стимулов повышения качества его работы, нет индивидуального профессионального развития.

Еще один узловой момент, который надо менять: в наших больницах при лечении в стационаре лекарства пациентам выдают, а если человек лечится в поликлинике (а большинство так и делает), то препараты человек должен покупать сам. И это притом, что они стоят сегодня больших денег и у человека их может просто не быть. Мы считаем, что можно лечить без лекарств одной душеспасительной беседой? Ведь это чистой воды профанация лечения в поликлиническом звене! Если без препаратов лечить нельзя, значит, они должны быть бесплатны в любых звеньях медицинской помощи, но мы этого как бы не видим. И таких противоречий очень много. На эти и другие противоречия необходимо отвечать в фундаментальном базовом законе, который будет обеспечивать комплексное качественное здравоохранение.