По давней традиции российские медики подводят итоги своей профессиональной деятельности и выверяют курс на перспективу в канун Дня медицинского работника. Готовя очередной ежегодник «Здравоохранение Юга России», издательский дом «МедиаЮг» взял интервью у главного медика страны — министра здравоохранения России Вероники Скворцовой.

— Вероника Игоревна, чуть больше года назад в одном из интервью вы сказали: «В медицине совершен прорыв». Продолжает ли набирать обороты положительная динамика и какие результаты наиболее убедительно подтверждают достигнутое?

— Положительные изменения подтверждаются демографическими показателями. За последние 5 лет продолжительность жизни россиян увеличилась на 2,1 года. По предварительным итогам, за 2013 год продолжительность жизни по сравнению с 2012 годом увеличилась на 5 месяцев (с 70,2 до 70,7 года), причем у мужчин до 65,2 года, то есть более чем на 6 месяцев, а у женщин до 76,2 года, то есть на 0,3 года. Это увеличение — следствие снижения смертности как у детей, так и у взрослых.

Детская смертность в основном определяется младенческой смертностью (более 60% случаев). До 2012 года российская статистика не учитывала смерти новорожденных, родившихся с массой до 1 кг. Только в 2012 году мы смогли перейти на международные критерии живорождения и начали регистрировать детей, рожденных с экстремально низкой массой тела (от 500 г до 1 кг). В 2012 году показатель младенческой смертности (уже по новым критериям) составил 8,6 на 1000 родившихся живыми, а в 2013 году показатель снизился до 8,2, то есть на 4,6%. Более чем в 10 российских регионах младенческая смертность уже ниже 6,0, то есть на уровне лучших мировых показателей. Существенно снизилась и материнская смертность. За 2012 год — на 29% по сравнению с 2011 годом и в 2 раза по сравнению с 2009 годом, во всей стране было зарегистрировано 219 смертей, что соответствует 11,2 на 100 тыс. родов. Если взять группы заболеваний, дающих самую высокую смертность, мы увидим, что почти по всем из них смертность устойчиво снижается. Десять лет назад, в середине двухтысячных годов, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в России была одной из наиболее высоких в мире и достигала 927,5 (2003 г.) на 100 тыс. населения. Выше смертность была только в ряде африканских стран. По предварительным результатам прошедшего года мы вышли на 696,5 на 100 тысяч, то есть смертность снизилась на 25%, при этом только за последний год — на 4,5%. Важно отметить, что благодаря разработке и внедрению «сосудистой программы» смертность от инсультов снизилась более чем на 77%! Этот результат заслужил самой высокой оценки международного медицинского сообщества — первой премии Всемирной организации инсульта. Российская противоинсультная модель признана лучшей и требующей тиражирования в других странах. Важнейшими частями нашей системы, обеспечившими такой результат, явились формирование сети 202 первичных сосудистых отделений и 84 региональных сосудистых центров, правильная маршрутизация больных, снабжение более 20 тыс. машин скорой помощи технологией ГЛОНАСС с возможностью дистанционной передачи данных, внедрение современных методов тромболизиса и защиты мозга, сосудистой нейрохирургии, реабилитации, телемедицины, подготовка квалифицированных кадров. Такая система начала работать уже в 76 регионах страны.

С 2011 года число высокотехнологичных операций при сосудистой патологии увеличилось с 14,4 до 56,7 тыс., то есть почти в 4 раза. Более 70% больных, перенесших инсульт, покидают больницы на своих ногах. Показатель впервые выявленной инвалидности снизился более чем на 40%. Но у нас есть еще огромный резерв для дальнейшего снижения смертности и инвалидности. Значительно снизилась и смертность от туберкулеза — в 2 раза за 10 лет, только за прошедший год — на 10%, а в некоторых регионах — до 30%. Это результат совместной конструктивной работы с ФСИН, организации единого протокола лечения, в том числе в местах лишения свободы, установления контроля за состоянием здоровья бывших заключенных после освобождения. При онкологических заболеваниях в последние годы смертность установилась на уровне 199,5-205 на 100 тыс. населения в год, за 12 месяцев 2013 года показатель смертности от новообразований составил 201,5 на 100 тыс. населения. Это показатель, сопоставимый с показателями других стран Европы и Америки. Возможность улучшения ситуации тесно связана с обеспечением ранней диагностики. Именно на это мы нацеливаем врачей при проведении диспансеризации — проявлять онконастороженность. Если онкология выявляется на ранней — первой или второй — стадии, шансы на полное излечение намного выше.

— В регионах будут лечить не хуже, чем в столицах, — вы сказали это, имея в виду высокотехнологичную медицинскую помощь. Насколько региональным специалистам удалось приблизиться к федеральному уровню?

— Судите сами: в 2006 году высокотехнологичную медицинскую помощь оказывали только 93 федеральных медицинских учреждения, а в 2013 году — уже 411 центров, из них 122 федеральных и 289 региональных. Число пациентов, получивших ВМП в медицинских учреждениях субъектов Российской Федерации, увеличилось более чем в 7 раз: с 24 тыс. в 2008 году до 166,1 тыс. человек в 2013 году. Всего же число пациентов, получивших ВМП, с 2006-го по 2013 год выросло в 4 раза (с 128 до 506 тыс. человек). К 2017 году президент Российской Федерации Владимир Путин поставил задачу увеличить объем оказания ВМП еще в 1,5 раза.

— Модернизация позволила в беспрецедентно короткие сроки провести системное обновление здравоохранения и поставила в повестку дня следующую тему — оптимизацию. Вложенные инвестиции нужно оправдывать?

— Оптимизация хороша тогда, когда она приводит к повышению качества медицинской помощи и ее доступности. Мы тщательно проанализировали возможности повышения эффективности здравоохранения, и определенные резервы действительно есть. Во-первых, во многих регионах недостаточно эффективно работают стационары. Есть примеры, когда загруженность коек медучреждений составляет только 290 дней в году вместо хотя бы 330 (с учетом необходимости сделать перерыв для выполнения санитарных процедур между выпиской одного пациента и госпитализацией следующего). Во-вторых, часто пациенты необоснованно долго задерживаются в стационаре — в случаях, когда круглосуточное наблюдение и лечение уже не необходимо и помощь может оказываться в амбулаторных условиях или в дневном стационаре. В последнем случае пациент получает лечение на койке в течение нескольких часов, а затем возвращается домой. В каждой региональной программе развития здравоохранения предусмотрено внедрение таких дневных стационаров, но пока не все регионы активно внедряют эту систему.

Кроме того, чтобы стационар работал эффективно, нужно максимально быстро проводить диагностику. У нас же повсеместно дорогостоящая мед-техника загружена неполный день, а в выходные дни диагностика чаще всего вообще не проводится. Еще одно направление оптимизации — развитие амбулаторной хирургии. В большинстве стран мира операции офтальмологического, лор-профилей, несложные гинекологические и урологические вмешательства выполняются в условиях дневного стационара или амбулаторно. Этот ресурс у нас пока мало используется. Есть резервы и в амбулаторном звене в целом, например, совершенствование профилактической работы, своевременная коррекция таких факторов риска, как артериальная гипертония, сердечные аритмии, измененная толерантность к глюкозе и др., помогут избежать острых нарушений здоровья и уменьшить количество экстренных госпитализаций. Нужны изменения и в работе скорой помощи. Целесообразно ее разделение на экстренную и неотложную. Скорая должна приезжать только тогда, когда это действительно необходимо, иначе она может не успеть к тому, кому помощь сейчас нужнее всего. Именно поэтому и проводится четкое разделение: экстренные бригады выезжают, когда состояние больного тяжелое, есть угроза его жизни. В более легких случаях предусмотрен приезд врача или фельдшера для оказания неотложной помощи. Иными словами, те, кому скорая необходима, могут все также на нее рассчитывать.

Более того, по новому порядку она должна будет прибыть к пациенту быстрее. Оптимизация в любой отрасли насколько нужный, настолько же и болезненный процесс, особенно на старте. Поэтому любое решение по реорганизации, по изменению привычного порядка оказания медицинской помощи должно приниматься взвешенно, а внедряться осторожно и терпеливо. Вспомним, какой резонанс вызвало правильное по сути, но не подготовленное и не проговоренное с населением закрытие нескольких родильных коек в Борисоглебске. Чтобы не было рисков для населения, нам необходимо идти очень выверенными шагами.

— Искусство управления сегодня востребовано особенно?

— Спрос на профессиональное мастерство есть всегда. Часто слабая работа поликлиник и больниц, на которые жалуются пациенты, связана не с недостаточным финансированием, а с отсутствием грамотного болеющего за дело главного врача. Бывает так, что практически идеально работает маленькая больница, укладываясь в те средства, которые ей выделяются, по максимуму оказывая помощь того уровня, который ей соответствует. В то же время областные и федеральные медцентры, которые финансируются лучше, допускают массу нарушений. Иными словами, деньги важны, но еще важнее человеческий фактор: насколько грамотно руководители здравоохранения в регионах и главные врачи распоряжаются имеющимися ресурсами и насколько профессионально, честно и человечно исполняют свои функции медицинские работники. Ведь во все времена врачевание было не только ремеслом и заработком, но прежде всего искусством понимания и особой философией служения людям. Важнейшей нашей задачей является возрождение авторитета и особой нравственности российских медиков, а следовательно, и доверия россиян к отечественному здравоохранению.

— На съезде депутатов сельских поселений, в котором вы принимали участие, был круглый стол, посвященный земской медицине. Сегодня, в год 150-летия земской реформы, нравственные составляющие земского врача приобретают особое звучание. Много ли в настоящее время трудится на селе таких подвижников, как доктор Чехов?

— Они были, есть и будут всегда. Всероссийский конкурс лучших по профессии ежегодно называет все новые и новые имена. Весьма четко нацелена на привлечение молодых медиков в сельские больницы и поликлиники государственная политика. Программа «Земский доктор» позволила нам пополнить первичное звено на селе 12 тысячами молодых врачей. Дмитрием Медведевым было принято решение об увеличении возрастного ценза тех врачей, которые могут за счет программы «Земский доктор» приходить на село как минимум до 40 лет.
Мы проверили все регионы на наличие «кадровых» программ с перечнем социальных льгот и материальных поощрений медиков, которые приходят работать в сельскую местность и в малонаселенные пункты. И сейчас эти программы во всех регионах страны активно набирают ход. Мы довели количество целевых мест в российских медицинских вузах до 38,5% в 2013 году. Есть вузы, которые обращаются в министерство за разрешением увеличить количество целевых мест до 55-60%, и мы идем на это.

— Какую из всех задач, стоящих перед здравоохранением, вы считаете главнейшей?

— Здравоохранение становится одной из ведущих тем политической повестки дня всей России: показатели эффективности здравоохранения стали главными показателями работы каждого губернатора, каждой территории страны. Это направление лично держат под своим пристальным вниманием президент и председатель правительства. Нам необходимо не только улучшить инфраструктуру, закупить новое оборудование, не менее важно то, как все части системы будут взаимодействовать между собой. Наша главная задача заключается в том, чтобы медицинская помощь стала одинаково доступной и качественной вне зависимости от места проживания каждого россиянина.