надпись на заглавном фото: «Пункт приема анализов на коронавирус». Фото: Татьяна Хайнце


Наша собеседница — доктор медицинских наук, заведующая лабораторией вирусной иммунологии в Институте вирусологии университетской клиники (далее - Униклиники) города Кёльн Сабина Аверкиев.

Г-жа Аверкиев выросла в Ростове-на-Дону, в 1995 году окончила ростовский медуниверситет.

— В чем заключается сегодня ваша повседневная работа?

— Моя работа связана с диагностикой инфицированных пациентов и пациентов с подозрением на коронавирус, или, как его правильно называют, SARS CoV 2. Мы используем шесть различных методик и можем идентифицировать вирус в течение 6 часов, а в неотложном случае — за 70 минут. Это молекулярно-генетическая диагностика, которая разработана в январе 2020 года, и наш институт первым в Германии начал ее применять.

Институт занимается глубоким изучением строения антител к коронавирусу и проводит исследования по выработке пассивной профилактической терапии моноклональными антителами к спайк-антигену коронавируса.

— Что такое моноклональные антитела?

— Это белки, вырабатывающиеся организмом в качестве защитного ответа на вирус. Просторечно говоря, это иммунный ответ. Но эти антитела трудно выявить, для этого нужны сложные техники.

Также каждый день я лично общаюсь с лечащими врачами, которым передаю срочную информацию о новых выявленных нами случаях. Это не только врачи нашей Униклиники, но и рядовые, семейные доктора, которые берут мазки у населения. Информация передается из института в течение 24 часов. Это достаточно оперативный процесс, но все же пока недостаточно быстрый, мы постоянно работаем над его ускорением. Но при этом важно не терять точность обследования.

— Что сегодня достоверно известно германским ученым о COVID-19? Он действительно настолько страшен, что весь мир впервые сел на карантин?

— История с коронавирусом не имеет аналогов в медицине. Хотя, отмечу, прошло три месяца со дня первого известия о нем, а у нас уже есть точные методы диагностики.

Так вот, этот вирус обладает очень высокой инфекциозностью: легко выживает, быстро размножается и к тому же пользуется полным отсутствием иммунитета у населения. Размножается он в клетках респираторного тракта (полость носа, гортань и так далее), поэтому болезнь, которая называется COVID-19, начинается с боли в горле. Следующие симптомы — температура, кашель, боль в мышцах, а также потеря обоняния или расстройство стула. Особенность вируса — пневмония с картиной пятен в легких по типу молочного стекла у 5% инфицированных. Заболеть могут не только пожилые, это люди совершенно разного возраста и разного статуса иммунной системы. Еще одна особенность вируса — он устойчив в окружающей среде: его РНК (рибонуклеиновая кислота) упакована в белковую и липидную оболочку. Но хорошая новость в том, что эта оболочка разрушается простым мылом на 100%!

— В России многие считают, что для обработки от коронавируса эффективен спирт, 70%-ный в идеале. Это тоже верно?

— Обработка мылом очень эффективна. Если спирт, то этанол 96%.

— Есть мнение, что страны, где массово делают прививки, легче переносят сейчас эпидемию. И главной такой прививкой называют БЦЖ. Что вы думаете об этом?

— Сейчас в Германии проводится исследование с вакцинацией пожилых пациентов от туберкулеза — для тренировки или повышения активности иммунной системы. Цель — повысить сопротивляемость организма к коронавирусу и снизить осложнения. Подобные исследования ведут также коллеги в Голландии и Англии.

Вообще я абсолютный сторонник массовой вакцинации и всегда рекомендую моим пациентам делать прививки от вирусных заболеваний, от гриппа и пневмококка.

— СМИ сообщали, что первый тест на коронавирус был создан в Германии уже тогда, когда эпидемия еще не вышла за пределы Китая. Как это стало возможно?

— Тест был создан моим коллегой, экспертом-вирусологом Кристианом Дростеном в Берлине. Он один из сооткрывателей первого вируса SARS в 2003 году, специализируется в изучении и борьбе с новыми вирусными инфекциями. В январе 2020 года он впервые предоставил мировому сообществу техническое описание тестовой системы на COVID-19. Наш институт в Кельне одним из первых подхватил эту разработку и отшлифовывает ее на практике по сей день.

— Действительно ли коронавирус смертельнее гриппа?

— В целом надо сказать, что определение смертности — достаточно неточная цифра. При гриппе она составляет около 0,1%, при коронавирусе — от 3,5% до 5%. Наши наблюдения в Германии говорят о том, что еще очень рано оценивать смертность от коронавируса. Для нашей страны, по оценке Кристиана Дростена, это пока 1,98%.

— В чем именно совершили прорыв ученые Германии, изучая коронавирус?

— Немецкие вирусологи и иммунологи успешно работают в трех направлениях. Во-первых, это изучение строения вируса и его структуры с выявлением специфических и нейтрализующих антител. Во-вторых, это создание вакцины. А в-третьих, это профилактическое иммунологическое лечение. 10 апреля в Униклинике Кёльна мы открыли отделение для пациентов, выздоровевших от коронавируса, и уже перелили от них первую плазму крови с сепарированными нейтрализующими антителами тяжелобольному пациенту. Переболевшие больные помогают тяжелобольным выздоравливать, а ученым-вирусологам — работать над созданием вакцины. Кроме того, в Униклинике стартовали клинические исследования по применению трех медикаментов против коронавируса. Есть большая надежда на скорый результат.

— Что это за медикаменты?

— «Ремдезивир», «Хлороквин» и «Калетра». Это препараты, ранее применяемые от вируса Эбола, от малярии и от ВИЧ. Каждое исследование базируется на применении одного препарата в одной группе больных.

Каждый пациент получает только один препарат для изучения его действия на вирус и побочных эффектов. Комбинация с другими противовирусными лекарствами возможна, но используется в редких тяжелых случаях.

— Насколько вы близки к нахождению вакцины? И главное, насколько она будет эффективна? Ведь вакцины от гриппа, например, — это всегда вакцины от прошлогоднего гриппа, которые позволяют легче переносить новый грипп. О коронавирусе пишут, что он мутирует постоянно. То есть и здесь он коварнее гриппа?

— Над созданием вакцины работает 60 научных групп по всей Германии, и на выходе мы получим активную и пассивную вакцину. В зависимости от клинических испытаний для этого потребуется около года.

В нашем институте есть лаборатория экспериментальной иммунологии под руководством Флориана Кляйна. Так вот, они нашли ключ и разработали вакцину на основании введения белка и продукции нейтрализующих антител — это одно из четырех направлений создания вакцины от коронавируса. Биотехнологически это достаточно доступный способ, и сейчас он проходит стадии испытаний на животных.

— Сколько тестов на выявление коронавируса делают в Германии?

— За неделю в немецких лабораториях проводится 500 000 таких тестов. И этого все еще недостаточно для полного охвата всех слоев.

— А сколько необходимо делать?

— Как минимум 1 миллион тестов в неделю.

— Любой немец может сделать тест при наличии кашля или температуры? Как проходит эта процедура?

— В городах и пригородах созданы специальные центры, как в нашей клинике. В начале марта мы открыли амбулаторию, куда может обратиться любой человек с симптомами или имевший контакт с вирус-позитивным. Что очень важно, мы тестируем не только граждан, но и весь персонал клиники регулярно! В случае заражения для каждого создается индивидуальный режим карантина и последующего наблюдения. Если у пациента появляются первые симптомы в виде температуры, боли в горле и кашле, у него берут мазок из горла и носа и отправляют к нам в лабораторию. При выявлении коронавируса проводится полная изоляция, и через 10-14 дней — повторное обследование, а также забор крови на специфические антитела.

— Вернемся немного назад. Насколько действенно переливание плазмы? Вы первыми в мире попробовали делать это в борьбе с COVID-19?

— Переливание плазмы от реконвалесцентных, то есть выздоровевших пациентов, тяжелым больным с коронавирусом был впервые показан китайскими учеными на очень малой популяции больных. Это привело к быстрому снижению температуры и облегчению симптомов. Наша клиника, как и клиника в Эрлангене (университетская клиника в Баварии, одном из самых зараженных регионов) подхватила эту идею, и мы проводим это лечение тяжелобольным, очень надеясь на хороший результат.

Переливание плазмы — это иммунологический метод борьбы с вирусом как таковым, это блокада вирусного агрессора в крови с помощью белков-защитников, антител.

— Ваши прогнозы о распространении вируса? Верно ли утверждение, что им должен переболеть весь мир? Есть мнение, что этот коронавирус останется с человечеством как сезонное заболевание, но будем ли мы переносить его легче?

— Распространение вирусной инфекции, которая за три месяца привела к пандемии на всех континентах, может идти по двум сценариям. Первый таков: переболеет все население, и инфекция исчезнет. Второй вариант — очаги инфекции сохранятся на всех континентах, и она будет проходит с сезонным характером. Поскольку вирус обладает высокой мутационной активностью, вакцинация потребует соблюдения сезонности и ежегодного дизайна вакцины.

— Германия сейчас — на пятом месте по числу зараженных коронавирусом в мире. Но при этом у вас на 138 000 выявленных зараженных (данные на утро 17.04.) — чуть больше 4000 смертей, что намного ниже показателей в США, Великобритании, Испании, Италии, и 77 000 выздоровлений.

— Причина довольно низкой смертности — в высоком уровне немецкой медицины и своевременном подходе к ограничению контактов среди населения. Не самоизоляция в полном смысле, а ограничение контактов и возможностей передачи инфекции. Но и это еще не все! Самое важное, что количество проводимых тестов и выявляемость инфекции в Германии намного выше, чем в Италии и Испании на начальном периоде пандемии. Для реальных цифр смертности статистика выявляемости является решающим фактором: чем больше тестов проводится, тем ниже в итоге будет смертность.

Фото: Татьяна Хайнце

— Эпидемия в Германии ведь еще не достигла своего пика. Но, как мы знаем, немцы вертолетами забирают больных французов из Франции: там не хватает мест.

— Время пандемии — это время солидарности и рационального распределения ресурсов. Сегодня мы в Северной Рейн-Вестфалии — на втором месте после Баварии по числу инфицированных. В моем Кёльне самый высокий уровень заболеваемости по региону. Но мы солидарны с коллегами из других стран и помогаем в лечении, забирая тяжелых больных в Кёльн. В нашей клинике в стационаре лечится 21 пациент, из них 11 — в отделении интенсивной терапии, среди них есть больные из Италии и Франции.

— Хватит ли вам коек, врачей, препаратов и сил?

— Нам не хватает защитного материала, в том числе масок и респираторов. Поэтому в одном из лекционных залов клиники поставили 40 швейных машинок и начали шить маски для персонала. Студенты-медики сейчас на удаленном обучении, и пока аудитории стоят пустые, они помогают нам в клинике.

Число коек и аппаратов искусственной вентиляции на данный момент оптимально.

— Когда, по расчетам немцев, закончится эпидемия именно в Германии?

— Мы пока ожидаем распространения вируса в течение двух лет — и пика еще не достигли. В июне ожидается снижение заболеваемости, но осенью опять пойдет вверх.

— Говорят, что к коронавирусу, как и к другим инфекциям, должен появиться «стадный иммунитет». Сколько человек для этого должно переболеть?

— Понятие «стадный иммунитет» — из эпидемиологии. Речь идет о том, что должны переболеть 60-70% населения; после перенесенной инфекции у них выработаются антитела. Эти люди как раз и составят основу «стадного иммунитета», то есть переболевшие выработают иммунитет к вирусу и ослабят его распространение на других.

Последние сообщения из Китая говорят о повторных случаях заражения. Но таких случаев в Германии я не знаю.

— Говорят, вирус мутирует, переходя от носителя к носителю, и становится слабее. Поэтому, чем позже произойдет контакт с ним, тем выше вероятность легкого течения болезни. Это действительно так?

— Вопрос пока изучается, но те данные, которые доступны нам сейчас, к сожалению, показывают обратное: да, вирус мутирует, но его инфекциозность только растет.

— Какие сейчас прогнозы — оптимистичный и пессимистичный — относительно пандемии?

— Я оптимист по жизни и уверена, что те испытания, которые нам выпали в связи с пандемией, мы успешно преодолеем все вместе. Новые способы лечения и профилактики болезни дадут реальные успехи уже в течение ближайших месяцев и даже недель. Вирусологи, инфекционисты, реаниматологи всего мира круглосуточно работают над созданием надежных и доступных способов лечения тяжелобольных пациентов. Главное сейчас — это терпение и выдержка каждого из вас в ежедневном ограничении контактов друг с другом и соблюдении правил гигиены, ради жизни на этой планете.