Обращение с отходами медицинских организаций — сфера деятельности, которая, судя по мнению некоторых участников этого рынка, остро нуждается во внимании регулятора. Особенно сейчас, когда из-за продолжающейся пандемии COVID-19 объем эпидемиологически опасных отходов значительно вырос. Между тем случаи недобросовестной работы с ними продолжают регистрироваться.

Беглый взгляд в новостную ленту на тему обращения с медотходами на самом деле расстраивает. В мае 2020 года свалку с пробирками для забора крови, использованными медицинскими перчатками и многим другим нашли в реке Вятке. В том же месяце на пересечении переулка Чувашского и улицы Орловской Ростова-на-Дону машина с надписью «Медицинские отходы», зарегистрированная в Краснодарском крае, выгружала в мусорные контейнеры мешки с отходами, что зафиксировали граждане.

И как вишенка на торте — в июне 2020 года под мостом у здания водоканала в поселении Сосенское, близ ставшей легендарной в период пандемии COVID-19 «Коммунарки», были обнаружены мешки для тел, погибших, судя по всему, от коронавируса, и тканые изделия со следами крови. И конечно, это далеко не все случаи.

Руслан Халаев, заместитель генерального директора ОАО «ПТЦ «Спецтранс», сообщил: «Проблема в том, что работающих ограничений для демпинга по сути нет. Принимай участие в тендере, выигрывай его хоть со ставкой рубль за килограмм отходов. Бывали случаи, когда организации выигрывали тендеры, сбив цену до 10-15 рублей за килограмм при начальных 100 рублей за килограмм. Это очень далеко от себестоимости процесса: надо отходы забрать, транспортировать, обезвредить, и все это — затратные операции. Мы к тому же сжигаем отходы в мощных инсинераторах при высокой температуре, они работают на солярке, которая сейчас совсем не дешева. Как можно предложить цену в 10 рублей, работая при этом по всем правилам, мне лично решительно непонятно». Как рассказал в предыдущем номере нашего журнала генеральный директор компании «Центр 100 Ростов-на-Дону» Виктор Сагаль, вопросы отсутствия контроля в секторе очень актуальны. «Проблема заключается в том, — комментировал ситуацию Виктор Сагаль, выступая на профильном совещании, — что даже для вывоза на полигон строительного мусора требуется лицензия, а для оказания услуг по утилизации потенциально опасных медицинских отходов она не нужна. Любой желающий может заявиться на аукцион, выиграть его, предложив самую низкую цену, забрать из больницы медотходы, довезти их до ближайшего оврага или любого мусорного бака и там выкинуть. К сожалению, эта серая зона, не урегулированная законодательно, пока существует».

Законодательные лакуны. Елена Есина, член Общественного совета при Минприроды РФ, президент Общероссийского объединения работодателей в сфере охраны окружающей среды, в ходе вебинара (состоялся 30 июня 2020 года), организованного площадкой «ВэйстТэк», отмечала: «В Российской Федерации в настоящее время ежегодно образуется до миллиона тонн медицинских отходов, что составляет около 2% от общего количества отходов потребления. Зараженные болезнетворными микроорганизмами и вирусами отходы медицинских учреждений представляют серьезную опасность в эпидемиологическом и экологическом отношении.

Следует обратить внимание на огромные доли отходов, которые никто не собирает совсем, — это от 23 до 45%. Этот сегмент рынка не контролируется. […] Получается, что опасные медицинские отходы практически легально утилизируют только в 15% от общего количества всех отходов в нестоличных регионах. Это очень серьезная и большая проблема».

По словам Елены Есиной, с выходом федерального закона № 309 от 30.12.2008 г. «О внесении изменений в статью 16 Федерального закона «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» медицинские отходы были выведены из правового поля закона № 89-ФЗ, который был главным нормативным актом в этой сфере до тех пор. В результате сейчас обращение с медотходами регламентируется лишь подзаконными нормативными правовыми актами. Это по сути переход на более низкий по юридической силе уровень регулирования, что в целом отрицательно сказывается на правовом регулировании обращения с отходами. Все это свидетельствует о том, что в российском законодательстве до сих пор не определен порядок обращения с таким специфическим видом отходов, как медицинские. Между тем, как рассказывает Елена Есина, стоимость вывоза медицинских отходов составляет меньше 1% от расходов лечебных учреждений. За год в России производится около 1 млн тонн медотходов. В отрасли по утилизации медицинского мусора, оборот которой оценивается в 20 млрд руб., еще много проблем.

Не все больницы и медцентры пользуются услугами добросовестных компаний, утилизирующих отходы строго по санитарным правилам, многие просто отправляют их на свалку под видом обычных твердых коммунальных отходов. Елена Есина говорит о необходимости вернуться к рассмотрению вопроса о создании закона, который регулировал бы сектор обращений с медицинскими отходами.


Законодатель работает недостаточно интенсивно. Напомним, еще в августе 2020 года заместитель генерального директора госкорпорации «Ростех» Максим Выборных обратился в Министерство промышленности и торговли Российской Федерации с инициативой о назначении одной из дочерних компаний этой большой структуры — АО «Корпорация «Росхимзащита», ответственной за процесс утилизации медицинских отходов в масштабах всей России. Однако пока в какие-то действующие нормативные акты, насколько известно, данная инициатива не вылилась.

Впрочем, это не значит, что в сфере обращения с медотходами не происходит совсем уж ничего. 28 января 2021 года были утверждены санитарные правила и нормы СанПиН 2.1.3684-21, которые отличаются от предыдущей редакции в числе прочего упоминанием максимальных сроков хранения медотходов. Так, в новом варианте текста хранение (накопление) более 24 часов необеззараженных медицинских отходов класса «Б» и «В» осуществляется в холодильных шкафах не более 7 суток или в морозильных камерах — до одного месяца с начала момента накопления отходов.

С другой стороны, нельзя сказать, что законодатели совсем уж не обращают внимания на сферу медотходов. Так, уже в 2021 году в перечень объектов, в работе над которыми можно использовать механизмы государственно-частного партнерства, судя по всему, вскоре войдут предприятия по обработке и утилизации медицинских отходов. Еще в январе Госдума приняла соответствующие поправки в 244-й ФЗ «О ГЧП» в первом чтении.

Не все больницы и медцентры пользуются услугами добросовестных компаний, утилизирующих отходы строго по санитарным правилам, многие просто отправляют их на свалку под видом обычных твердых коммунальных отходов.

 |