Какие еще задачи решает объединение, рассказала президент РАМС Валентина Саркисова.

Валентина Антоновна, почему 30 лет назад возникла необходимость объединения медицинских сестер?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, надо мысленно вернуться в начало 90-х годов и вспомнить, как мы видели мир и медицину. Рухнул железный занавес, огромный мир разных стран, разных систем здравоохранения открылся российским медработникам, стали возможны первые поездки в зарубежные клиники. Практически каждый, кто возвращался из стран Европы, будь то врач или медсестра, рассказывал о совсем иной, самостоятельной, важной роли медицинских сестер. Чуть позже в нашу страну впервые приехали делегации медсестер из других стран. Мы были удивлены и уровнем их подготовки, и развитием науки сестринской помощи, и безусловной уверенностью в значимости сестринского дела. Стало очевидным, что наше отношение к работе медицинских сестер надо менять. Во всем мире развитие профессии, ее совершенствование находится в руках профессионального сообщества специалистов.

На волне осознания необходимости перемен возникла инициатива создания российской профессиональной сестринской ассоциации. Организационное совещание прошло в 1992 году совместно с Минздравом РФ. На нем приглашенные главные сестры крупнейших регионов России приняли решение о создании ассоциации и выбрали меня президентом.

Как изменились цели и задачи ассоциации за эти годы? Почему именно сегодня единство профессионалов отрасли приобретает критически важное значение?

На первых порах мы выделяли три приоритетные задачи — защита социальных и трудовых прав медсестер и других специалистов со средним медицинским образованием, интеграция мирового научного опыта в российскую медицину и практико-ориентированное развитие профессии. На этом этапе зародились и окрепли наши многолетние партнерские отношения с профсоюзом работников здравоохранения. В дальнейшем акцент сместился, как это и соответствует целям ассоциации, в сторону развития профессии, притом что партнерство с профсоюзом позволяет нам не упускать из виду и защиту прав. Но все-таки разделение зон ответственности между профсоюзом и ассоциацией оказалось правильным.

Наша работа никогда не была легкой. Нам приходилось противостоять и инертности профессионального сообщества, и сложному противоречию между развитием клинической медицины и отстающей от темпов науки системы профобразования. Приходилось отстаивать интересы членов ассоциации перед федеральным законодателем, защищая (не всегда успешно, но всегда бескомпромиссно) внесение изменений в нормативную базу, бесконечно выступать на всех уровнях — от небольшой региональной конференции до всероссийских и международных форумов — о роли и значимости сестринской работы. Отрадно сказать, что сегодня выстраивается конструктивная работа с Министерством здравоохранения России, что дает нам надежду на позитивные перемены.

И да, именно сегодня профессиональное единство стало критически важным принципом развития медицины. С одной стороны, это связано со стремительным развитием медицинской науки — невозможно и бесполезно внедрять новые методы лечения, если рядом с подготовленными для новой работы врачами не стоят не менее качественно подготовленные и грамотные сестры. С другой стороны, единство отрасли позволяет нам противостоять всем тем вызовам, которые современный мир бросает нам. Я имею в виду и экономические, и социальные, а теперь уже и политические проблемы. Как бы ни менялся окружающий мир, насколько тяжелой бы ни была ситуация вокруг нас, наша обязанность — обеспечить наивысший уровень помощи.

Ярчайшим образом сказанное проявилось в начале пандемии COVID-19. Вспомните: новая, абсолютно неизвестная болезнь, стремительно захватывающая страны мира. Почти полное отсутствие знаний о рисках, мерах защиты, принципах лечения и ухода. И лавинообразное поступление пациентов. В этот момент мы бросили все силы на информационную поддержку коллег, открыв общедоступный проект «РАМС против COVID». Наши специалисты искали и переводили самые актуальные рекомендации стран, которые столкнулись с пандемией раньше нас. Принципы ухода и кислородной поддержки, правила использования СИЗ и меры эпидемиологической защиты, принципы ведения беременных, заболевших COVID, и правила забора материала для исследований. Многие из рекомендаций были впервые подготовлены нашими специалистами. В то же время другие члены ассоциации искали для коллег, ушедших в красные зоны, средства защиты, дезрастворы, привлекали спонсоров, закупали и завозили в клиники в самый трудный первый период пандемии. По сути, в этом принцип работы ассоциации и любого профессионального объединения — вместе бороться легче.

ЛОКБ Антистресс тренинг.jpg

Какие результаты работы РАМС вы считаете самыми важными за 30 лет?

Единство и самоуважение специалистов — это главное, это опорная точка. 150 тыс. человек, объединившихся вместе, верят в свои возможности в медицине и готовы развивать ее и развиваться сами. Прорывные примеры новых видов сестринской помощи — лучшие практики — перестали быть удивительным чудом и стали доступны в любом регионе страны. Каждый месяц, каждую неделю мы узнаем о новых проектах, реализованных медицинскими сестрами от Санкт-Петербурга до Владивостока. Мы видим, как из традиционного советского образа медсестры — «исполнителя назначений» — выросло поколение, создающее новую медицину. Мы видим примеры дистанционного ведения пациентов медицинскими сестрами с помощью телемедицины и масштабные скрининговые исследования, проводимые медсестрами, развитие реабилитационных программ и школ пациентов, организацию помощи на дому и программы профилактики. И эти программы реализуют сестры.

Мы, национальный офис РАМС, берем на себя задачу обобщения и распространения лучших практик так, чтобы проект, задуманный и реализованный в одной клинике, мог быть воспроизведен в любой другой клинике страны. Именно для этого на сайте РАМС создан раздел, аккумулирующий лучшие примеры инноваций. Признанием этой работы стало включение примеров, представленных российскими сестрами в сборник лучших сестринских практик Европейского региона ВОЗ, участие наших сестер с выступлениями о своих наработках в крупнейших международных конгрессах, активная многолетняя работа РАМС в составе Международного совета медсестер.

С повышением престижа профессии все намного сложнее, ибо в этом вопросе нашу работу надо рассматривать в контексте общих изменений в обществе. Вспомните, когда в последний раз вы слышали о медицинских сестрах в программах центрального телевидения? Когда читали уважительную статью в газете? Когда был снят последний фильм, в котором без пошлости и примитивизма была бы показана работа медсестры? Увы!

Борьба за престиж профессии — одна из главных задач нашей работы, но нельзя сказать, что она очень успешна. Мы настаиваем на включении сестринских секций в работу самых авторитетных медицинских конференций страны и при включении такой секции привлекаем лучших сестер из разных регионов, публикуем и пишем, выступаем при любой возможности, рассказывая о сестринской роли, лоббируем достойную зарплату и условия труда, организуем награждения лучших сестер как наградами ассоциации, так и ведомственными наградами минздрава. Мы благодарны министерству здравоохранения за помощь и поддержку в этом вопросе. Но в целом отношение общества к профессии медработника нам придется изменять очень долго.

РАМС ведет большую работу по непрерывному профессиональному развитию специалистов. Как она строится сегодня?

РАМС была одной из первых ассоциаций, включившихся в развитие непрерывного образования еще в 2016 году. На протяжении нескольких лет вопреки звучавшим со всех сторон репликам «для сестер не будет», «совсем отменят» мы работали, обучая все регионы готовить и проводить аккредитованные в системе НМО (позже НПР) семинары, конференции, мастер-классы. На этапе разработки принципов непрерывного образования мы тесно сотрудничали с координационным советом по развитию НМФО и центром развития НМФО. Многие позиции, которые мы отстаивали, вошли в те правила, которые действуют сегодня (и надеемся войдут в те, которые будут утверждены в дальнейшем). Поэтому введение принципов НМО на уровне страны и открытие портала edu.rosminzdrav для работников со средним образованием не стало для наших членов неожиданностью. Более того, каждый этап модернизации — введение первичной, а в дальнейшем и периодической аккредитации, открытие портала НМО, широкое включение медсестер в систему непрерывного образования мы сопровождали масштабными и общедоступными для членов ассоциации вебинарами, на которых скрупулезно и пошагово разбирали, что нужно делать. К моменту открытия портала НМО мы провели более 300 аккредитованных мероприятий.

К сожалению, начало активной работы системы непрерывного профессионального развития совпало с началом пандемии. Это был сложный момент, когда все накопленное могло рухнуть. Эпидемиологические ограничения и невероятная загруженность медсестер делали практически невозможным проведение конференций. И вот тогда мы нашли решение, которое стало поистине рубежным в нашей работе. Мы перенесли все запланированные конференции в онлайн-пространство. Решение, которое на первый взгляд казалось временным — «только на время карантина» — радикально изменило всю систему обмена профессиональной информацией — впервые мы дали возможность медицинским сестрам, фельдшерам, акушеркам, лаборантам всей страны, невзирая на местоположение и дальность от столиц, собраться в одном «виртуальном зале» и слушать лучших лекторов страны. При этом мы понимаем, что многие из наших слушателей, возможно, никогда не смогли бы приехать в Москву и Санкт-Петербург, Томск и Тамбов для участия в конференции. Мы сделали профессиональные встречи доступными для всех.

Сегодня в нашем портфолио более 800 аккредитованных мероприятий. Мало какая ассоциация, будь то врачебная или сестринская, может похвастаться таким достижением. Более 350 аккредитованных конференций мы провели в режиме онлайн с начала пандемии. Сегодня мы проводим до 40 конференций в месяц, собирая на каждой от 500 до 2000 человек.

Одна из проблем, характерных для медицинских профессий, — профессиональное выгорание. Особенно она касается медицинских сестер, ведь им гораздо чаще приходится контактировать с пациентами, выполнять регулярные манипуляции и даже решать конфликты. Какую работу ведет РАМС по решению этой проблемы?

Мы должны быть честными: проблема профессионального выгорания имеет свои корни, свои предпосылки, свои причины. К сожалению, далеко не все из этих факторов находятся в сфере ответственности профессиональных ассоциаций. До той поры, пока зарплата медицинских сестер приравнена к зарплате санитарки, а для элементарного выживания медсестре приходится работать на полторы, две, а иногда и более ставки; до той поры, пока нагрузка на медсестру во много раз превышает научно обоснованную разумную нагрузку и по объему, и по времени работы; до той поры, пока общество во всех его ипостасях относится к медсестре как подсобному рабочему от медицины, выгорание неизбежно. Причем надо понимать, что эмоциональное и профессиональное выгорание — а это разница! — не просто расхожий термин и даже не отражение психологических расстройств. Это катастрофа. Это предвестник ранних заболеваний и ранней смертности медработников, это фактор развития столь частых аддиктивных расстройств поведения, это ключевой фактор ухода коллег из медицины. Это риск для безопасности наших пациентов.

РАМС видит и реализует два направления борьбы с проблемой. На стратегическом уровне мы добивались и будем добиваться изменений модели медицинской помощи. Уменьшения объемов нагрузки до уровней, которые в научном сообществе считаются оптимальными. Для примера: в отделении терапии стационара это 4-6 пациентов на медсестру, а не 20-30, как принято, и не 40-50, как, увы, бывает. Изменения размеров и принципов начисления заработной платы так, чтобы достойный уровень (кстати, установленный постановлением правительства) обеспечивался работой на одну ставку, а не изнуряющим марафоном работы в трех клиниках. Расширения полномочий медсестер так, чтобы характер ее работы соответствовал уровню подготовки и, соответственно, пользовался заслуженным уважением у коллег, пациентов и общества.

На уровне тактическом, сегодняшнем, мы развиваем систему психологической поддержки медицинских сестер, в том числе в дистанционном формате в сотрудничестве с замечательными партнерами — профессиональными объединениями психологов. Более 20 вебинаров и конференций, тренингов, мастер-классов для всех желающих мы провели только за последние полтора года. И сейчас продолжается проект, реализуемый нами совместно с АНО «Лидеры перемен» по психологической поддержке всех медсестер. Этот проект доступен для всех коллег, мы не ограничиваем его границами ассоциации.

Сострадание — неотъемлемый принцип сестринского дела. Его роль особенно возрастает сейчас, когда с каждым днем увеличивается число беженцев и пострадавших. Как РАМС вовлечена в работу по оперативному решению вопросов поддержки медработников ДНР и ЛНР и в организацию помощи беженцам?

Для нас это не только и не столько сострадание. Для нас это дружба. С медицинскими сестрами Донецкой и Луганских народных республик мы познакомились в 2014 году и практически сразу договорились о сотрудничестве и поддержке. Сотни медицинских сестер ДНР и ЛНР состоят членами РАМС, коллеги наравне с российскими медсестрами принимают участие в наших мероприятиях, приезжают на наши конференции, выступают на них. Поэтому помощь на фоне кризиса текущего года стала для нас абсолютно естественным решением. В первые же дни кризиса мы направили в ДНР крупную партию гуманитарной помощи для поддержки медицинских и социальных учреждений, средства ухода и расходные материалы. Мы не видим в этом ничего особенного, так сегодня поступают многие организации, регионы и жители нашей страны. Это не просто сострадание — это действенная помощь тем, кому она нужна.

И, конечно, медицинские сестры регионов, граничащих с зоной гуманитарной катастрофы, принимают активное участие в помощи беженцам, больным, раненым, старикам, детям — всем тем, кто принял на себя страшный и беспощадный удар. Таковы высшие ценности сестринского дела и высшие цели ассоциации.