Пластический хирург Леван Еремеишвили оказывает помощь там, где она недоступна. Речь идет не только о бедных странах. В России тоже есть регионы, где сложные операции пациентам приходится ждать годами из-за отсутствия достаточного количества специалистов, квот или оборудования. В таких случаях большая радость, когда на помощь приходит хирургический десант. После операций дети, страдающие врожденными или возникшими в результате болезней дефектами, получают шанс жить полноценной жизнью и делиться улыбками с другими.

Известный пластический хирург из Ярославля Леван Еремеишвили в медицину попал не случайно. Дала о себе знать наследственность. И бабушка и дедушка Левана — доктора. Его мама тоже должна была пойти по стопам родителей, но не смогла поступить на медицинский. Поэтому единственный сын стал воплощением ее мечтаний. Как признался сам Леван, о медицине всерьез он никогда не думал. Ребенком увлекался археологией, историей. Но после 9-го класса, поддавшись мягким уговорам родителей, все же сменил свои увлечения на биологию и химию и пошел учиться в медико-биологический лицей. Усиленная двухлетняя подготовка дала свои результаты — абитуриент сходу сдал экзамены и оказался в числе студентов Ярославской медакадемии. Специализацию выбрал позже, готовился стать детским хирургом.

хирургия.jpg

Воля случая
Об операциях, которые выполняют волонтеры, впервые Леван узнал лет 25 назад, будучи интерном в Ярославской областной больнице. Тогда ее выбрали в качестве площадки для проведения первой международной благотворительной медицинской акции в России, которую проводила OperationSmile. Организацию основал около 40 лет назад пластический хирург из США Билл Магги вместе со своей женой Кэтлин. И сейчас это мощный мобильный центр, на базе которого самые талантливые хирурги из всех стран в ходе благотворительных миссий оперируют детей и подростков, страдающих врожденными челюстно-лицевыми пороками. Тогда в Ярославле они прооперировали 103 ребенка. Правда, Левану в тот момент довелось поработать не хирургом, а выступать в качестве помощника, ассистента и переводчика. Он на хорошем уровне владел английским, умел объясняться профессиональным языком. Но для себя решил твердо: войти в состав мировых хирургов, чтобы так же ездить по миру и дарить детям улыбки.

Сделать это было непросто. Ведь все эти люди — высококлассные специалисты. «Для того чтобы войти в состав волонтеров-хирургов, я в течение долгого времени проходил сертификацию, поначалу мог оперировать только в России, за границей выступал в качестве ассистента и только спустя два года получил право на проведение международных операций. Это было почти 10 лет назад. Первая страна, где работал в качестве самостоятельного хирурга, — Индия. А вообще я давно занимаюсь этими операциями и, конечно, хорошо помню ребенка, которому провел первую операцию. Ему сейчас около 20 лет», — вспоминает Леван Еремеишвили.

Одна миссия — сотня улыбчивых детей
Два-три раза в год хирург из Ярославля участвует в благотворительных акциях, которые проходят в разных российских городах — Новосибирске, в Ростове-на-Дону, Улан-Удэ, Иркутске, Грозном, Владимире, Владикавказе. В числе завершившихся пару месяцев назад — «Операция «Улыбка» в Астрахани, в ходе которой прооперированы 43 ребенка. За пределами России Леван помогает детям на Филиппинах, в Индии, Африке, Камбодже, Малави, Вьетнаме, Колумбии, Мадагаскаре, Марокко, Никарагуа, Эфиопии и в других странах — там, где есть большая потребность в подобных вмешательствах. На вопрос, как выстроена эта работа в поездках, отвечает: «Первые три дня — осмотры пациентов. Следующие пять — операции, в день от пяти до восьми. Количество пациентов прямо пропорционально величине региона или страны. Исключение — Индия, где такой дефект встречается чаще, чем в других местах».
Перед приездом волонтеров население информируют, новости размещают в газетах, на местном телевидении, в больницах, чтобы все нуждающиеся дети, рожденные с расщелинами губы и неба, могли приехать на консультацию. Одна миссия — от 40 до 100 улыбчивых ребят и еще больше их радостных и благодарных родителей.


Десант профессионалов
Профессиональная команда, в рядах которой и наш герой, — это человек пятьдесят. Хирурги, анестезиологи, медсестры, организаторы. Плюс оборудование: операционные столы, медикаменты, перевязочные, шовные материалы. Они все привозят с собой, потому что в других странах работать часто приходится практически в полевых условиях, а операционными выступают помещения, где хотя бы есть свет. Перелеты и перевозки из одной точки мира в другую огромного количества аппаратуры и специалистов, их питание и проживание обеспечивают крупные благотворительные фонды. От врачей требуется только время и их профессионализм. Так и Леван Еремеишвили — берет отпуск и отправляется на другой край континента сделать так, чтобы неизвестный ему ребенок мог улыбаться. «В некоторых сложных случаях одной операции мало, — говорит хирург. — С полной расщелиной неба и челюсти для полного устранения дефекта их нужно делать как минимум три. Если необходимо, сначала в несколько этапов оперируется расщелина губы, а на следующий год или через два-три, в зависимости от самочувствия ребенка, расщелина неба. Но в любом случае эти пациенты не брошены, потому что врачи возвращаются через год и первым делом осматривают тех, кого уже прооперировали. В России, еще легче — дети остаются под присмотром того медучреждения, на базе которого проходила миссия, или ребенка берет под наблюдение врач, проживающий в данном регионе. Я, к примеру, курирую таких детей в Ярославле».

врачи.jpg

Места, куда хочется вернуться
В числе положительных моментов от подобных поездок Леван Автандилович отмечает общение с коллегами, обмен опытом, а также дополнительную возможность для языковой практики. «Помимо английского, я говорю на испанском, понимаю по-французски. Даже дома, в России, в свободное время не бросаю практиковаться в языках», — говорит он.

Большинство волонтеров уезжает сразу, а Еремеишвили любит остаться в незнакомой стране еще на неделю-другую. Отдохнуть, посмотреть достопримечательности. Леван не только профессионал, пластический хирург, полиглот, но и активный серфингист, готовый покорить самый высокий гребень морской волны. Влюбленный в море и спорт, он использует любую возможность, чтобы совместить два своих увлечения. «Где лучше всего покататься на волне? — говорит он. — Смотря какие задачи. Если есть желание поставить рекорд, нужно отправляться в Португалию, в Назаре, где высота волн достигает 30 метров. Но это очень опасно: волны — убийцы. Мне больше по душе полное единение со стихией на Бали. Для серфингистов любого уровня подготовки, на мой взгляд, именно там лучшие пляжи. Хороший серфинг на северо-восточном побережье Шри-Ланки. В общем, в мире много мест, куда мне хочется еще не один раз вернуться».

Леван Еремеишвили.jpg

Досье
Леван Автандилович Еремеишвили, детский челюстно-лицевой хирург, пластический хирург. Окончил ЯГМА в 1994 году по специализации «педиатрия», окончил ординатуру ЯГМА в 1995 году по специальности «детская хирургия». В 1997 году окончил курсы по программе подготовки челюстно-лицевых хирургов в г. Норфолк (США), затем в 2000 и 2003 годах окончил ординатуру Московского государственного медико-стоматологического института по специальности «челюстно-лицевая хирургия» и аспирантуру Московского государственного медико-стоматологического института по специальности «челюстно-лицевая хирургия».

Расщелина неба, или хейлосхизис (в народе — заячья губа, волчья пасть) — врожденный, наследственный дефект в средней части неба, возникающий вследствие незаращения двух половин неба. Встречается у одного из 2,5 тыс. новорожденных. Бывает двусторонним или односторонним. В последнем случае чаще слева, чем справа. Мнение многих, что дефект — свидетельство умственной неполноценности. Это неверно: патология не имеет негативного влияния на физическое или умственное развитие малышей.

 |