Мировая война с коронавирусом в 2021 году вышла на новый уровень и вынудила систему здравоохранения проявлять гибкость подходов к лечению и модернизации под его новые штаммы. В России в ушедшем году были выявлены штаммы дельта и омикрон, пошла массовая вакцинация, очередная волна заражений и абсолютно деструктивная кампания антиваксеров, появились система QR-кодов и «плавающая» практика антиковидных ограничений. Однако пока не до конца удалось главное — выиграть «битву за мозги», побудив все население встроиться в прививочную программу, чтобы спасти не только себя, но и окружающих.

Волновая теория. В 2021 году Россия, как и весь мир, столкнулась с появлением новых штаммов коронавируса и, как следствие, с новыми волнами смертельного заболевания. На осеннем пике ежесуточный прирост инфицированных в стране зашкаливал за 40 тысяч человек. Что вынудило правительство и региональные власти не только расконсервировать выведенные в резерв после первой волны инфекционные коечные мощности, но и создавать дополнительные. Отдельные ковидгоспитали, построенные силами Минобороны РФ, появились в 16 городах России. В регионах местные власти вынуждены были оперативно реагировать на быстро меняющуюся ситуацию и изыскивать дополнительные резервы либо выводить в резерв коечный фонд и возобновлять плановую помощь пациентам. Появление индийского штамма дельта свернуло радужные надежды медиков на скорое окончание пандемии.

В Амурской области до начала распространения пандемии, первый удар которой приняли на себя регионы, граничащие с КНР, коечный фонд Амурской областной клинической больницы (АОКБ) составлял 1059 коек: 24 специализированных отделения, из них 11 единственные в области. Однако в процессе ухудшения ситуации с COVID-19 руководству АОКБ пришлось изыскивать дополнительные резервы.

«В сезон пандемии во исполнение приказа министерства здравоохранения Амурской области о необходимости временного развертывания госпитальной базы для больных респираторными инфекциями произведены изменения в структуре коечного фонда АОКБ, — рассказал главный врач больницы Евгений Тарасюк. — Изменился график работы диагностических отделений, возросла нагрузка и объемы оказания медицинской помощи на клинические отделения стационара, отделения Регионального сосудистого центра, Областного перинатального центра. Больница стала принимать не только пациентов из области согласно территориальной программе ОМС, но и жителей города Благовещенска».

Республика Ингушетия — один из наиболее пострадавших от пандемии регионов России. По разным оценкам, от 70 до 80% населения оказались поражены инфекцией. Вся система здравоохранения РИ была переведена на мобилизационный режим работы. В кратчайшие сроки здесь развернули специализированные больничные мощности. Если в марте 2020 года в республике было два стационара на 253 койки, то в июне это число увеличилось до 1027 уже в шести медучреждениях. За год было пролечено 53 502 человека, в том числе 7383 человека с подозрением и установленным диагнозом новой коронавирусной инфекции.

«Мы активно выявляем заболевших с помощью массового тестирования — это позволяет не только на самых ранних стадиях заболевания оказывать помощь, но и пресекать распространение инфекции, — говорит министр здравоохранения РИ Рукият Торшхоева. — Изначально было задействовано 2 лаборатории, сегодня ПЦР-диагностику проводят 13 лабораторий. Более 900 медработников задействованы в борьбе с COVID-19. Более 200 человек получили федеральные награды за особые трудовые заслуги, высокий профессионализм, проявленные в борьбе с коронавирусом».

В Ленинградской области параллельно с борьбой с пандемией продолжили и программу модернизации. С апреля 2021 года на базе Сиверской районной больницы начал работу перепрофилированный стационар для лечения пациентов с COVID-19. Недостающее оборудование приходилось возить на машинах скорой помощи и даже на личном автотранспорте, работать день и ночь.

«Первоначально стационар был развернут на 100 коек, 35 из которых — реанимационные, 65 — инфекционные, в том числе с подключением к кислороду. В первую волну стационар отработал 117 дней, за это время там пролечились больше 900 человек из разных районов Ленинградской области. К середине декабря в нем было развернуто еще 90 коек, — рассказал главврач Гатчинской КМБ Константин Харитоненко. — Все отделения стационара сегодня работают, оказывая и экстренную, и плановую медицинскую помощь. Действуют поликлиники, врачебные амбулатории. Организована дистанционная запись к врачам и через контакт-центр, прием ведется с соблюдением всех санитарно-эпидемиологических требований».

Несмотря на пандемию, в 2020 году в гатчинской поликлинике был открыт кабинет маммографии, на станции скорой медицинской помощи полностью обновился автопарк, в Коммунаровской поликлинике открыт кабинет профилактики, запущена ангиографическая операционная.

В Ульяновской области с 2021 года реализуется программа модернизации первичного звена в здравоохранении, целью которой является выполнение задач нацпроекта «Здравоохранение» по повышению качества и доступности медицинской помощи гражданам региона. Планируется ремонт в 8 поликлиниках городских и районных больниц. Для повышения доступности оказания первичной медико-санитарной помощи для населения сельских районов путем выездных форм работы был поставлен 31 передвижной медицинский комплекс: ФАПы, флюорографы, маммограф и мобильный центр здоровья.

По данным и.о. регионального министра здравоохранения Александра Гашкова, в 2021 году на реализацию мероприятий по госпрограмме «Развитие здравоохранения в Ульяновской области» выделено дополнительно 411,7 млн рублей. Общий же объем финансового обеспечения мероприятий по госпрограмме составит более 15,172 млрд рублей.


Правительственный час. Главным борцом с пандемией вполне ожидаемо стало Правительство России, законодательно и финансово принявшее участие в этом процессе. Кабинет министров РФ выработал постановление для стимуляции регионов по противоэпидемиологической работе. В нем говорится, что «целевым назначением иного межбюджетного трансферта является финансовое обеспечение развития системы здравоохранения субъектов Российской Федерации. Иные межбюджетные трансферты предоставляются в целях софинансирования, в том числе в полном объеме, расходных обязательств субъектов РФ по финансовому обеспечению проведения мероприятий в сфере здравоохранения».

То есть помощь из федерального центра регионам напрямую будет зависеть от собственных успехов субъектов Федерации в этой борьбе.

Региональные власти, не желающие вводить у себя локдаун, должны доказать позитивные изменения в этой работе, а Москва в свою очередь гарантирует финансирование их модернизации.

По данным председателя Правительства РФ Михаила Мишустина, в июне федеральный центр выделил 25 млрд рублей на предоставление специализированной, в том числе высокотехнологичной, помощи, которую оказывают федеральные медицинские организации. Средства пошли лечебным учреждениям, в которых проводятся операции людям с тяжелыми заболеваниями с использованием современных технологий и методик. Столько же выделено из средств Федерального фонда обязательного медицинского страхования на оказание помощи больным коронавирусной инфекцией и людям с подозрением на нее.

Кроме того, с 1 ноября правительство выделило 11 млрд рублей на бесплатные лекарства для борьбы с коронавирусом и продлило на год упрощенный порядок регистрации медицинских препаратов для тех же целей.

По словам руководителя Роспотребнадзора Анны Поповой, если в первую волну чаще всего болели пожилые люди, то во второй половине 2021 года чаще стали болеть стали молодые. «Максимальный рост заболеваемости среди молодых людей — от 20 до 39 лет, максимально активной части населения, — отметила она. — Хочу обратить внимание еще и на то, что возросло выявление бессимптомных форм также в два раза».

Введение дополнительных ограничительных мер было связано с появлением летом этого года в столице системы QR-кодов, которые могли получить граждане, прошедшие вакцинацию или переболевшие коронавирусной инфекцией (в течение шести месяцев с даты выздоровления), а также граждане, получившие действующий отрицательный результат ПЦР-теста, если с момента готовности результата и его регистрации прошло не более 72 часов. Доступ к QR-коду был открыт с 25 июня 2021 года.

В октябре, по данным Анны Поповой, уже 28 субъектов РФ ввели у себя QR-кодирование для посещения объектов общественного питания, спортцентров, бассейнов, аквапарков, торгово-развлекательных центров, театров, гостиниц, пансионатов.

22 ноября Татарстан первым в России начал эксперимент по введению QR-кодов в городском, пригородном, межмуниципальном общественном транспорте.

Для борьбы с новыми штаммами коронавируса на базе ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора была создана Национальная база данных геномных последовательностей, к работе которой подключились десятки научно-исследовательских организаций со всей страны.

Вместе с тем говорить о переломе в ситуации весьма преждевременно. Министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко заявил, что около 85% пациентов, переболевших новой коронавирусной инфекцией, после выздоровления вскоре обращаются в медицинские учреждения за дополнительной помощью. «Мы видим высокую потребность и в скрининговых процедурах — прохождении диспансеризации пациентами, перенесшими новую коронавирусную инфекцию», — считает он.


Война абсурда. Интересно, что, если в прошлом году ограничительные карантинные меры Правительства РФ и региональных властей в основной своей массе вызвали понимание у населения, то в этом году программа вакцинации и возможные локдауны откликнулись яростным противодействием части общества. В том числе и ряда его медийных персон. Аргументы антиваксеров никакой критики не выдерживали, тем не менее побудили часть населения к открытому сопротивлению вакцинации.

Полемика, в которой ни одна из сторон не собирается прислушиваться к мнению оппонентов, переместилась в интернет, где вербальные баталии, как и в политике, принимали совершенно недопустимые формы. Вплоть до того, что вакцины, разработанные в России, уже по эрзац-политическим соображениям не воспринимались оппозиционно настроенной частью общества, почему-то ассоциирующей их с нынешней российской властью. Отказ от вакцинации отечественными препаратами начал восприниматься как некое «сопротивление режиму», что лишь увеличивало число заболевших.

Марши антиваксеров в России напоминали аналогичные странные акции в странах Евросоюза, что, очевидно, должно было подчеркивать их евроориентированность в условиях разгула пандемии.

«При всех безусловных успехах вирусологов и инфекционистов ни врачам, ни госчиновникам пока не удалось главного — суметь убедить широкие слои населения включиться в прививочную кампанию, — считает социолог Руслан Литвинов. — Если весной 2020 года жесткие ограничительные меры сумели обуздать первую волну пандемии и убедить население носить маски и соблюдать карантин в федеральном масштабе, то в 2021 году ограничительные и особенно профилактические меры вдруг столкнулись с активным сопротивлением части общества, включая ряд медийных персон, открыто саботирующих кампанию вакцинации. И у властей пока не получилось отыскать убедительные аргументы своей правоты и донести их до людей. Это касается не только России, но и мира в целом. То ли аргументы слабые, то ли инструменты для их продвижения примитивные. Обычный здравый смысл уже не работает».

На этом фоне в стране появился новый гость по имени омикрон. Уже в начале декабря стало известно, что России предстоит столкнуться с новым африканским штаммом коронавируса. Сразу несколько пассажиров авиарейса, прибывшего из ЮАР в столичный Домодедово, оказались инфицированы им. Это накладывает на федеральные власти обязанности дополнительных расходов и принятия срочных мер для вакцинации населения.

 |